Психология

Появление второго ребенка в семье – это радостное, но в то же время ответственное событие в жизни любой семьи, ведь теперь родителям придется заботиться не об одном любимом чаде, а о двоих.

Многие мамы рассчитывают, что старшие дети станут их главными помощниками, будут с радостью приносить памперсы, подавать соску, гулять с малышом и т. д. Это же здорово! Старший ребенок будет расти ответственным, дисциплинированным и трудолюбивым – все эти качества обязательно ему пригодятся во взрослой жизни. Так, результаты психологических исследований показали, что большинство старших детей обладает такими личностными качествами, как ответственность и перфекционизм. Они успешнее других обучаются в школе, а потом довольно легко становятся квалифицированными специалистами.

Однако, несмотря на то, что старшие дети часто радуются возможности участвовать «во взрослой жизни» и помогать в уходе за малышом, родителям следует помнить, что с удовольствием ваш ребенок сменит подгузники лишь пару раз. Потом он будет делать это для того, чтобы не разочаровать вас и из-за страха потерять вашу любовь. Именно по этой причине старший ребенок будет стремиться выполнять любые ваши просьбы зачастую в ущерб собственным интересам. К тому же первенец периодически слышит от взрослых: «Ты уже взрослый, ты должен нам помогать и заботиться о своем братике, потому что он маленький». И ему ничего не остается, как соответствовать этим требованиям. А слова, которые так радовали его поначалу, потом вызывают в нем совсем иные чувства.

Ситуацию своего раннего взросления старшие дети воспринимают по-разному. Некоторые открыто высказывают протест («Я не пойду гулять с сестренкой, я хочу поиграть в машинки!»), другие не сообщают своего недовольства открыто, а показывают его поступками (просятся на ручки, прибегают ночью к маме в постель). Однако чаще всего старшим детям приходится смириться со своими новыми обязанностями и отодвинуть на второй план свои собственные интересы и увлечения. Так заканчивается безмятежное детство и начинается их взрослая жизнь.

Благоприятно ли сказывается на старшем ребенке такое стремительное взросление? Ответ очевиден: нет. Ведь пора детства дана каждому из нас не для того, что заниматься взрослыми делами, а для того, чтобы вдоволь наиграться с любимыми игрушками или набегаться во дворе. Только радостное и беззаботное детство дает возможность стать каждому из нас счастливым взрослым человеком. Поэтому родителям, у которых в семье двое и более детей, стоит внимательнее отнестись к процессу воспитания своих старших чад. Приучать ребенка помогать родителям нужно – это бесспорно, но делать это так, чтобы не отнять у него детства – самой счастливой поры в жизни каждого человека. Чтобы помочь старшему ребенку продлить это радостное время, важно придерживаться следующих рекомендаций.

Разрешайте старшему ребенку иногда быть маленьким. Продлите своему малышу счастливую пору детства: поиграйте, побалуйтесь вместе с ним, спойте ему колыбельную перед сном, ведь появление младшего совсем не означает, что играть со старшим уже не нужно, потому что он стал взрослым.

Формулируя требования к старшему ребенку, руководствуйтесь прежде всего его возрастными возможностями, а не старшинством. Здесь следует помнить, что старший ребенок – это еще не взрослый человек, поэтому не следует просить его выполнять то, что он не может сделать в силу своих возрастных особенностей. Например, не надо просить ребенка посидеть с младшей сестренкой полдня: для него это непосильная задача, даже если он теперь «взрослый».

Помните, что старший ребенок должен иметь не только дополнительные обязанности, но и связанные с ними права. Часто родители хотят, чтобы старший ребенок не баловался, помогал по дому, был аккуратным, трудолюбивым, потому что он уже большой. Но при этом запрещают ему играть на планшете, смотреть допоздна телевизор, объясняя это тем, что для таких дел он еще слишком мал. С такой системой требований не согласится даже самый послушный ребенок. Родителям важно помнить, что, предъявляя ребенку «взрослые» требования, стоит признавать за ним и некоторые «взрослые» права.

Нужно стремиться к тому, чтобы понятие «старший» было связано у ребенка с положительными эмоциями. Реже используйте это слово, если хотите сделать ребенку замечание или высказать ему свою критику, и чаще используйте его, когда хотите похвалить («Какая у меня помощница выросла!»). В таком случае ребенок будет гордиться тем, что он «старший».

Старайтесь находить время для личного общения с каждым ребенком. Многие родители думают, что старший ребенок – это уже взрослый человек, и в особом внимании с их стороны он не нуждается. Такая позиция неверна. Наоборот, с появлением малыша старший ребенок еще больше нуждается во внимании и заботе родителей, так как ему важно чувствовать, что его не стали меньше любить.

Итак, старший ребенок в семье – это, безусловно, главный помощник мамы, но важно помнить о том, что детство бывает у каждого из нас только раз в жизни. Родителям необходимо сделать так, чтобы ребенок с радостью вспоминал эти годы, поэтому не стремитесь взвалить на него огромный груз домашних дел и забот. Цените проведенное вместе с ним время и помните, что он тоже еще ребенок — ваш старший.

Татьяна Богачева

Я - родитель

Довольно часто от родителей, особенно от мам, можно услышать о желании быть другом своим детям – это сейчас своеобразная «крутость». Так было не всегда: эта мысль появилась в середине XX века вместе с более демократичными воспитательными идеями. Раньше считалось само собой разумеющимся, если дети подчиняются воле родителей и идут по выбранному для них пути.

Дружба – это отношения равных, добровольный союз сторон, каждая из которых готова брать ответственность за себя. Людей держат вместе взаимная симпатия, духовные ценности, эмоциональный комфорт и общность интересов. Так ли это в случае с родителями и детьми?

Не дружба?

В семье ребенок зависим от родителей, и даже при самых добрых отношениях это не союз равных, а иерархия, где взрослому отводится главенствующая роль. Конечно, это не роль деспота и угнетателя, а наставника и штурмана в физическом и духовном мире ребенка. Родитель даёт пищу, кров, заботу, знания, образование, умения, поддержку, защиту – ребенок всё это принимает.

Взрослый придумывает и игру в дружбу. Как бы то ни было, инициатором способа взаимодействия является родитель, ведь правила игры устанавливает именно он, потому что взрослый человек уже имеет опыт и устойчивые морально-нравственные ориентиры. Таким образом, нет никакого равенства, и «дружеское» родительство – в какой-то мере фальшь.

Взрослый может «спуститься» до уровня ребенка, отказавшись от ответственности. Ребенок же не может подняться на уровень родителя: он не сформировался ни физически, ни умственно, ни духовно. На примере это выглядит абсурдно. На улице мороз, но малыш не хочет идти в детский сад в теплом шарфе: ему не нравится цвет. Родителю бы настоять, найти способ убедить ребенка надеть шарф. Но ведь перед нами не родитель, а друг – он не может настаивать. Ребенку предлагается самому взять ответственность за свое здоровье и поступать, как он считает нужным. Карапуз отбрасывает шарф, идет на мороз с открытым горлом и в итоге заболевает. Это что – опыт? Нет, это безответственный родитель.

Причины создания родителями дружеских отношений

Возможные причины, по которым родитель стремится создать именно дружеские отношения и отказаться от естественной иерархии, — это неумение распорядиться властью и ответственностью. Свою роль играет и путаница в понимании слов «дружественный» и «дружеский».

По природе своей родитель-друг – это инфантильная слабая позиция. Для более ясного понимания приведу пример отношений учителя с учеником: в школьной среде такие нарушения иерархии более очевидны, чем в семейной, но механизмы те же. Учителя-друзья, которые относятся к детям попустительски и пытаются «подружиться», не пользуются уважением учащихся. Эти «игры», как правило, приводят к снижению качества обучения, неуспеваемости и в итоге к инцидентам. Подобный пример ярко продемонстрирован в книге и фильме «Республика ШКИД»

Ошибки дружбы с детьми

Принцип «Иерархия – плохо, дружба – хорошо» в некоторых семьях транслируется с явными перегибами и ошибками.

Попустительство.

Часто мамы и папы заигрываются в дружбу, и она у них похожа на вседозволенность. Родители в этом случае поощряют свободу ребенка, минимально контролируя его поведение и забывая о том, что он ещё не может объективно оценивать реальность. Это приводит ребенка к ошибочным решениям, причем не всегда безобидным.

Гордясь ребенком, родители избегают говорить с ним о принятых правилах и нормах, настаивать на их исполнении, что порождает либо неуверенность, либо хамство.

Нерешительность в воспитании.

Воспитание подразумевает решительность и строгость. Транслируя ребенку дружбу, родители оставляют свою ведущую позицию и не настаивают на своих решениях, боясь эту дружбу потерять.

В этом случае воспитание скатывается к тому же попустительству.

Порождение эгоизма

Если во всём соглашаться с ребенком, предоставлять ему самостоятельно решать недетские проблемы, то в скором времени – он тут самый главный, и ему всё можно. Вот вам готовый эгоист и хам. Исправить ситуацию бывает крайне тяжело: ребенок рулит!

Дружба?

Ребенок лишь познает этот мир и нуждается в опеке, опоре и управлении. Именно взрослый корректирует ребенка, направляет, останавливает и поощряет. Как бы ни хотелось на этом этапе открытий и познания стать ребенку самым лучшим другом, делать этого нельзя, чтобы не оставить ребенка без жизненной опоры. Даже совсем взрослым людям нужны уверенные родители, способные подсказать и направить в нужное русло. У ребенка обязательно должны быть такие люди, чтобы сформировать жизненный стержень и уверенно шагать по жизни.

Ребёнок, соглашаясь дружить с отцом или матерью, со временем сталкивается с предательством дружбы (это неизбежно). Это увеличивает эмоциональную дистанцию между ними или вообще делает невозможным дальнейшее доверительное общение, ведь дети считают, что их предали самые близкие люди.

Отношения детей и родителей должны быть дружественными, без авторитарности. Такие отношения могут не носить «маску дружбы», но строиться на взаимоуважении и доверии – без потери родительского авторитета и руководящей позиции. Как писал Джон Грэй в книге «Дети с небес», хотеть большего – это нормально, но мама и папа – главные. Это закон. Как правило, из таких отношений в детстве и вырастают здоровые родственные (не до конца все же дружеские) отношения, имеющие хорошие признаки доброй и искренней дружбы.

Майя Ишметова

Я - родитель

Социологи выяснили, что использование следящих гаджетов сильно меняет поведение ребенка.

Поведение современных детей изменилось с введением в обиход контролирующих гаджетов, например умных часов, которые позволяют родителям в одностороннем порядке прослушивать, что происходит вокруг ребенка. Об этом свидетельствуют данные исследования российских социологов: речь идет о рисках утраты самостоятельности и пространственного ориентирования, ограничения познавательной способности, изменения отношений между родителями и ребенком.

Исторически сложившиеся формы родительского контроля были встроены в ткань социальной жизни и представлены поведенческими ограничениями и правилами, предписывающими особый режим мобильности ребенка. «Приходи не позже девяти», «не переходи оживленную улицу, гуляй около дома», «не заходи на территорию стройки» — эти правила передвижения без сопровождающих устанавливались в ходе переговоров со взрослыми и больше никак не контролировались. Правила варьировались в зависимости от возраста ребенка, ситуации в городе или районе, преобладающего стиля воспитания.

Тотальный контроль

Сегодня каждый шаг ребенка можно отследить онлайн, если на него надеты, например, умные часы, которые в реальном времени «рисуют» траекторию его передвижения. Кроме того, с помощью тех же часов можно услышать, что говорит ребенок, с кем он общается в данный момент. Цифровые технологии образуют инфраструктуру контроля, объединяясь со спутниковыми системами навигации, сетями Wi-Fi, смартфонами. К этой инфраструктуре подключаются родители и дети в качестве наблюдателя и объекта наблюдения.

Всё это формирует новую ситуацию, в которой, с одной стороны, родитель более спокоен, так как в любой момент может проверить местонахождение своего ребенка и то, чем он занимается, а с другой стороны, помещает ребенка в несвободную ситуацию, в которой он вынужден пребывать 24 часа в сутки.

Социологи из Волгоградского государственного университета при поддержке РФФИ изучали различные ситуации, когда контроль за ребенком приближается к тотальному. Для сбора данных ученые обратились к детальному исследованию опыта нескольких семей методом опроса родителей. В эксперименте дети на протяжении полутора месяцев носили умные часы, которые позволяли следить за перемещением ребенка, определять, когда он выйдет из безопасной зоны города, в скрытом режиме прослушивать, что происходит вокруг и что говорит он сам, а также за тем, когда снимается гаджет.

Безопасная несвобода

Итоги исследований говорят, что дети практически лишены самостоятельного передвижения по городу, это приводит к тому, что он остается малознакомой средой вплоть до подросткового возраста, утверждают авторы работы. Ребенок не имеет возможности развивать способность к пространственному ориентированию, самостоятельному различению опасных и безопасных маршрутов. Поэтому «внезапно» выпущенный из-под родительского контроля подросток будет подвергнут большей опасности, чем его более опытный сверстник.

— Думаю, те, кто желает надеть на ребенка следящие часы, хотят контролировать не только его поведение, но и поведение его окружения: учителя в школе, тренера в секции, друзей на улице и абонентов на телефоне, а в будущем, не исключено, — и супруга, и начальника на работе, — объясняет доцент кафедры этики факультета философии МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Скворцов. — Если же родители стремятся контролировать буквально каждый шаг своего ребенка, значит, они не воспринимают его как свободную и сознательную личность, не доверяют ему и, скорее всего, не воспитывают в нем ответственности за поступки.

Согласно результатам исследования, сами дети были недовольны самим фактом того, что за ними могут проследить в любой момент. Несмотря на то что ранее они без проблем отвечали на звонки родителей и были готовы отчитаться о своих действиях, новый уровень контроля вызвал непонимание и обиду. Одно дело — быть готовым к звонку родителя, другое — знать, что твой разговор может быть подслушан в любой момент. Некоторые родители даже не сообщили ребенку о возможности подслушать его, понимая, что это привело бы к конфликту.

— Очевидно, что внезапное ужесточение уровня контроля приводит к бунту, — отмечает одна из авторов работы, доцент кафедры социологии ВолГУ Елена Лактюхина. — Если ребенка с младенчества приучать к тотальному слежению за его жизнью, это будет чем-то привычным. Если же ввести наблюдение в период жизни, когда маленький человек уже стал осознавать себя личностью, он воспримет слежку как ущемление его прав.

Доверяй, но проверяй

По словам научного сотрудника факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Александры Долгих, восприятие факта контроля за собой у детей зависит от действий родителей. Старшим следует максимально внятно постараться донести, что они не доверяют именно окружению, а не самому ребенку.

— Можно, например, просить ребенка включать гаджет только в момент, когда ему приходится возвращаться домой поздно вечером или идти по неблагополучному району города, — поясняет Александра Долгих.

Несмотря на возможную отрицательную реакцию ребенка, несомненным плюсом внедрения следящих гаджетов является снижение беспокойства у родителей. Но еще одна обратная сторона этой ситуации — это воспитание в людях терпимости к постоянному надзору. Это может окончательно снять ответственность за других людей с каждого горожанина.

— В действительности умные часы с родительским контролем не сильно увеличат безопасность ребенка, — считает Алексей Скворцов. — Даже если удастся проследить его траекторию движения по городу, невозможно уберечь ребенка от внезапной опасности, например ДТП, неожиданной агрессии, стихийного бедствия. Можно ему что-нибудь подсказать, но не факт, что он это воспримет.

Ошибка связи

Как и любое техническое средство, приложение для смарт-контроля может передавать неверные данные. Если программа оповещает родителей о месте нахождения ребенка, не соответствующем реальному, взрослые должны сделать моральный выбор: поверить своему отпрыску или приложению. Чтобы вынести окончательный вердикт, кто прав, родителю придется провести анализ дополнительной информации — пообщаться со школьным учителем, друзьями ребенка, соседями.

Более того, если ребенок внезапно пропадет из сети, уровень тревожности привыкшего постоянно следить за ним родителя мигом взлетит. Даже если школьник всего лишь зашел в тоннель, чтобы перейти дорогу, потерял телефон или у часов просто села батарейка, взрослый будет зря беспокоиться. Поэтому гаджеты, вроде бы служащие для успокоения родителей и упрощения контроля, на самом деле создают немало дополнительных поводов для волнения.

В планах ученых более подробное изучение взгляда со стороны детей на контролирующие гаджеты. Дальнейшие исследования позволят выяснить роль новых технологий в трансформации опыта городского пространства, а также практик социального контроля.

Коленцова Ольга Урманцева Анна

«Известия»

Школьные новости напоминают сегодня сводки с дешевого телешоу. Не успела страна обсудить, как учителю пришло в голову сказать школьнице "Ты приемная", уже подоспела следующая история: в Хабаровском крае педагог с 25-летним стажем отлупила второклассника с воплями: "Ты кто такой?!". Что с нами происходит? Почему школа, авторитет которой был беспрекословным превращается в место для разборок? Почему сегодня модно быть красивым, и не модно быть героем? Можно ли измерить детское счастье? На эти и другие вопросы корреспонденту "РГ" отвечает Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова.

Анна Кузнецова: Представляете, недавно ко мне целый класс пришел! Сами нашли адрес и пришли! Здесь, в Общественной палате, увидев такое количество детей, очень удивились. Что делать? Позвали ребят за стол, пили чай и разговаривали. Я была поражена, насколько это вдумчивые, глубокие и взрослые дети.

Зачем же они приходили?

Анна Кузнецова: Учитель, которого они любят, был уволен. Конечно, они хотели, чтобы им помогли вернуть педагога. Но за этим я услышала то, что звучало гораздо громче: непонимание и накопленная обида. Игнорирование детских запросов, конфликт и даже обращение в правоохранительные органы. И при этом до сих пор не было встречи с администрацией школы. Дети рассказывали о традициях учебного учреждения, о том, что пришло новое руководство, которое их совершенно не слышит... Бороться за идею, которая тебе важна и дорога - это важно, но, конечно, хотелось, чтобы детям как можно реже приходилось бы бороться с недопониманием взрослых.

Были еще в вашей практике случаи, когда школьная администрация не реагировала на детские запросы?

Анна Кузнецова: Да, я их помню. Например, у меня был неприятный разговор с руководством школы в Кургане. Там произошло ЧП - семиклассница стреляла в одноклассников из пневматического оружия. Я не нашла не то, что непонимания ситуации, у руководства не было ни малейшего желания разобраться. При том, что были сигналы. Но я видела и других педагогов. В Хабаровском крае живет Александр Геннадьевич Петрынин, второй Макаренко. Он собрал детей, которые в конфликте с законом, с которыми никто не справляется, а этот замечательный человек выстроил свою работу так, что эти дети возвращаются к нормальной жизни. Но если он справляется с такими детьми, значит, с теми, которые приходили ко мне, тем более можно договориться, разобраться в проблеме?!

Нужно только захотеть?

Анна Кузнецова: Мне показалось, что им не хватает одного, самого главного человека, которому все это надо. Когда мы разговаривали с директором школы, я увидела, что каждый копает свою грядку и не понимает, что огород общий. Свои функции он исполнил формально, все хозяйственные задачи были решены. А про то, всегда ли отвечать на запрос детей о встрече, в инструкции не написано. В итоге, дети попали в ситуацию, когда взрослые считают их несовершенными - не несовершеннолетними, которым нужна защита и понимание, а несовершенными, которые многого не понимают и недопонимают. Вот это более сложная проблема. Сейчас мы работаем со случаем в Барнауле, когда ребенок пытался сам разобраться с проблемой, школа никак не отзывалась - в итоге неоднократные драки и агрессия в отношении этого ребенка чуть не закончилась более серьезным конфликтом. Когда родители обратились к руководству школы - ничего кроме игнорирования не последовало в ответ. Сейчас по этому случаю мы направили обращение в региональную прокуратуру.

Интересно, что когда был проведен опрос на наличие булинга в школах, дети говорят, что есть, а взрослые считают, что нет. Побили ребенка - это случайность или булинг? Здесь очень тонкий вопрос. Порой, для детей ситуация более болезненна, чем кажется взрослым.

В Керчи мальчик бежал в здание, где должна была взорваться бомба, а он бежал туда, чтобы вытащить детей. Разве это не герой?

И все-таки, что с нами происходит? Почему сюжеты "Чучела" и "Повелителя мух" так настойчиво повторяются сегодня. Ведь дело не только в том, что школам не хватает квалифицированных психологов.

Анна Кузнецова: С одной стороны - да, не хватает психологов. С другой стороны происходит нарушение связи между семьей и школой, и как ни странно - нарушение связи между школой и учеником. Общение ограничивается регламентом, выдачей знаний.

Может быть, дело в том, что общество воспринимает школу как услугу?

Анна Кузнецова: Я всегда с осторожностью отношусь к обобщениям. Моя бабушка была педагогом, в моей жизни встречались потрясающие учителя, и я им благодарна. Я знаю, что сегодня таких учителей не меньше. То, что эта проблема выходит в публичное поле, говорит о том, что мы стали больше внимания уделять воспитательному процессу в образовательном учреждении. И нам сейчас нужны шаги от директора не только, как от администратора-хозяйственника, а как от опытного руководителя детского коллектива, того, кто умеет быть медиатором, если это необходимо, видит возрастные и психологические особенности детей, динамику отношений в детском коллективе, то есть обладает многими, кроме хозяйственника, кадровыми компетенциями. Сегодня у общества очень большой запрос на воспитательный компонент. Порой дети проводят в школе время до вечера. Я своих провожаю ‪в семь утра‬, и ‪в восемь вечера‬ они порой возвращаются домой. Но здесь, конечно, ключевое значение - это семья. А если в семье что-то не так? Тогда надежда на школу. ‬‬‬‬

Как с этим запросом на воспитание быть детскому омбудсмену?

Анна Кузнецова: Мы предложили Рособрнадзору разработать мониторинг воспитательных программ в школах, который поможет изучить организацию воспитательного процесса. Должно быть единство двух процессов - обучения и воспитания. Но успешное решение в воспитательных вопросах часто зависит от личности, от внутреннего потенциала. Как его измерить? Тестированием? Прописать четкие должностные инструкции?

Но ведь это очень важно, какой человек рядом с ребенком. У нас сегодня много методик, которые помогают дать характеристику положения ребенка в группе, срез по конфликтности, определить так называемый "климат в классе". Нужно лишь ставить задачу это понять.

Может, школьные истории это результат того, что мы стали более эгоистичными?

Анна Кузнецова: Оценивать уровень эгоистичности общества в отношении соблюдения интересов ребенка - наверное, можно, но сложно. Хотя, например, кондукторы высаживают ребенка из автобуса. Зимой, вечером, в незнакомом месте. Ну как это? Со своей стороны мы направили обращение в Минтранс с предложениями, как предотвратить и не допустить подобных случаев. Да, мы не знаем те случаи, когда ребенка не высадили или когда рядом оказались взрослые, которые взяли его за руку и спросили - сколько тебе нужно? Я сейчас за тебя заплачу и ничего за это не возьму. И этот был бы урок. Для всех. Ведь из детей вырастают взрослые, которые тоже делают выбор как поступить. Я думаю, что правильно было бы давать такие примеры. Недавно президент сказал, что сегодня мало говорят о героях, которые вели бы за собой молодых. Эта фраза прозвучала, когда я была в Керчи, в реанимации, встречалась с ребятами. Один мальчик рассказывал, как у него на руках умер друг, который бежал в здание, где должна была взорваться бомба, а он бежал туда, чтобы вытащить детей, которые еще были живы. Разве это не герои? А учительница из Перми, которая защищала детей, заслонив собой от мальчика с топором... Я приехала к ней в больницу в тот момент, когда ее состояние было критическим. И какие здесь должностные инструкции могут быть? Кто об этом знал заранее? Но вы знаете, вот эта личная жертвенность, безусловно, есть в каждом из нас. Конечно, нам всем важно работать над тем, чтобы таких подвигов никому не пришлось совершать.

Еще одна печальная недетская тема - зимой дети горят, летом падают из окон. Это вопрос родительской безответственности?

Анна Кузнецова: Это горе. С начала года более 700 детей выпали из окон. Они не болели, не были жертвой преступления, ДТП. Они находились дома, с родителями, нянями. Сегодня у нас есть несколько предложений, но, прежде всего, должен быть ответственный за ситуацию. Тогда мы получим более эффективное решение тех предложений, которые сегодня есть. Одно из них - разработка специальных механизмов для окон, дешевых и доступных. Они обязательно должны быть в наличии у организаций, которые занимаются продажей и установкой оконных конструкций. И обязательно быть рекомендованы семьям, в которых есть дети и с маленькими детьми. Конечно, родители, должны быть более внимательными. Кроме этого, должна быть информационная политика - нужны ролики соцрекламы, приуроченные к определенному времени года, должны быть заранее начаты информационные кампании. В Волгограде волонтеры ходили с рупорами, и вешали в подъездах плакаты "Ребенок в комнате - закрой окно".

Сегодня у общества большой запрос к воспитанию в школе. Дети же там до вечера: я своих провожаю в восемь утра и забираю в восемь вечера

Что касается пожаров, сегодня это страшная ситуация. Мы анализировали статистику. И тенденция увеличения, увы, есть. Открываешь сводки - сгорели двое, сгорели трое. Кемерово, шестеро детей! Там уже которая семья горит, это недопустимая ситуация. На днях мы встречались с министром МЧС Евгением Зиничевым. На этой неделе прошло селекторное совещание, обсуждали как исправить ситуацию. Ведь на кону жизнь ребенка. Среди наших предложений - инвентаризация (поиск неполадок с печным отоплением или газовым оборудованием) во взаимодействии с социальными службами, установка датчиков дыма и помощь семьям, которые не могут решить эти проблемы сами.

Еще одно предложение - обучение детей поведению в пожароопасной ситуации. Я специально ходила на форум, где ребята обменивались опытом, как спасать себя и других. Некоторым это, к сожалению, пригождается в жизни. Не должны дети с такими ситуациями сталкиваться. Мы собираемся привлечь и общественные организации. Например, нашу летнюю акцию "Безопасность детства" волонтеры сами не захотели прекращать. За лето, к примеру, было найдено 42 тысячи нарушений на детских объектах. Мы отремонтировали площадки, на которых дети ломали ноги-руки, придумали охрану объектов недостроя, куда дети регулярно попадали. Теперь акция приурочена к зимнему периоду. Совет отцов поможет оказывать конкретную помощь семьям. Законодательные меры нужны, но нельзя забывать и о потенциале собственных рук, личной ответственности.

Что такое детское счастье?

Анна Кузнецова: Я себе тоже задавала этот вопрос. Конечно, для ребенка счастье - это когда его любят. Но из риторического этот вопрос может превратиться в практический. Как измерить благополучие ребенка? Сейчас мы разрабатываем так называемые критерии "качества детства" в РФ, куда будут отнесены комплексные показатели. Вот, к примеру, показатели сиротства. Казалось бы все просто - сироты есть, сирот нет. Но если мы говорим о том что, много детей передается в приемные семьи, то тогда не должно быть возвратов или они должны быть минимальными. А для этого должна быть развита инфраструктура, должны быть специалисты, помогающие приемной семье, качественные инструменты диагностики. Еще один важный компонент - работа с профилактикой отказов от новорожденных. Самое лучшее для сироты - не попадать в сиротские учреждения, не становиться сиротой. Еще интересный момент, мы подготовили сводку показателей, которые ведет официальная статистика. Их получилось не так много, зато вдвое больше оказалось тех показателей, по которым официальной статистики нет. Конечно, самое главное, чтобы за всеми этими цифрами виделись конкретные истории детей. Нельзя подменять реальные детские судьбы вот этими обсчетами. Но и пренебрегать ими нельзя, именно они помогут понять, что конкретно надо изменить и как это сделать.

Что помогает вам двигаться вперед?

Анна Кузнецова: Разрешение проблемной ситуации до конца. Иногда для этого нужен целый комплекс мер - законодательные, организационные, информационные. Мне кажется, если со всех сторон работать, результаты будут. А когда бывают результаты - это победа. Вот сейчас, наконец, одной керченской семье помогли получить деньги. Ситуация простая - деньги были переведены, но обналичить их было нельзя. Сейчас ситуация разрешилась. Вот такие маленькие победы. Прошел первое чтение закон об Уполномоченных, его появление говорит о том, что детские интересы, интересы семьи очень важны и на них нужно обращать внимание. Хочется надеяться - общими усилиями мы сможем добиться, что комментировать чрезвычайные ситуации станем меньше, а будем больше говорить о том, что мы сделали для того, чтобы ЧП не возникали. На одном из форумов, когда мы обсуждали все эти школьные истории, о которых мы с вами говорим - одна девочка из "Молодежки ОНФ" встала и предложила провести уроки добра в школах. Это предложение переродилось во всероссийскую акцию "Класс доброты". Это как раз возможность увидеть или стать теми героями, о которых сегодня надо рассказывать. Пусть о них знают в классе, в соседнем доме. Таких героев много. Например, я знаю мальчика, мы ему оказывали помощь в лечении, который делает поделки, продает их и на эти деньги покупает подарки малообеспеченным семьям. Смотрите, (она находит среди множества поделок на подоконнике икону, которая сделана в удивительной точечной технике) - сейчас ему уже трудно это делать из-за болезни, так он печенье печет! И просит маму с отчимом разносить это печенье по детским домам. Вот такие истории должны быть в СМИ и соцсетях. И когда их станет больше, антигерои перестанут быть лидерами по перепостам и комментариям, станут просто неинтересны.

Татьяна Владыкина

"Российская газета"

Всем известно явление гиперопеки, когда родители хотят для своего ребенка самого лучшего, пытаются оградить его от проблем и трудностей жизни, забывая о том, что первоочередная их задача – научить детей жить качественно самостоятельно.

Но существует и другое явление – гипоопека, отсутствие должного контроля за ребенком. Воспитание детей пускается на самотек: родители не утруждают себя заботой о ребенке. Максимум – предоставляют необходимые условия для жизни: где спать, что поесть, во что одеться. Эмоционального контакта нет, воспитательных бесед никто не проводит. Ребенок живет, а вернее, выживает, развиваясь самостоятельно. Правда, его жизненные приоритеты далеко не всегда правильные.

Согласно исследованиям, в мире 20% детей из полноценных семей вынуждены заботиться о себе самостоятельно.

Причины гипоопеки

Неготовность к рождению ребенка.

Молодые люди, особенно рано вступившие в брак, зачастую бывают не готовы к рождению детей. Этому способствует высокий уровень их инфантилизма, нежелание менять свою жизнь из-за малыша, жертвовать своим временем. Поэтому они не утруждают себя заботой о ребенке, ограничиваясь удовлетворением его физиологических потребностей. Родители убеждены, что ребенок всему научится сам. Некоторые даже гордятся самостоятельностью своих детей: «Моя дочь с пяти лет…» Ранние браки редко перерастают в крепкие благополучные семьи, и часто дети в них бывают несчастны.

Незрелость родителей.

Родительская незрелость не связана с возрастом. Причина – в неготовности меняться, и обозначается это термином «ригидность». Появление нового человека полностью меняет жизнь, вызывая дискомфорт и отвержение новой реальности. Взрослые не хотят отказываться от своих старых привычек, поэтому ребенок растет без необходимой заботы.

Похожая ситуация может сложиться, если родители (чаще всего мама) имеют высокую степень инфантильности: они сами еще не выросли. Женщина ощущает себя маленькой девочкой – ее нужно защищать и баловать, о ней нужно заботиться. Она вообще не готова брать на себя ответственность. Желанный ребенок воспринимается ею как игрушка, но, оказывается, за ним нужно ухаживать, он отнимает время и силы.

Непринятие ребенка.

Нежелательная беременность, уход из семьи отца ребенка, разрушенная карьера родителей – все это страшным грузом вины обрушивается на плечи маленького человека. Родители не принимают своего ребенка психологически, поэтому общение и заботу сводят к минимуму. Малыш растет как дикая трава, самостоятельно постигая сложности жизни, учась заботиться о себе. Он вырастет самостоятельным, но несчастным.

Отсутствие родительских чувств.

Не у всех родителей с появлением малыша в семье включается материнский или отцовский инстинкт. О ребенке надо заботиться, его надо растить, но этот процесс безрадостен для мамы или папы, а порой и обременителен, потому и осуществляется кое-как.

Такая ситуация может быть следствием не только неумения или нежелания родителей выполнять свои обязанности по воспитанию детей, но и из-за состояния здоровья родителей или из-за обстановки в семье (конфликты родителей или отсутствие матери/отца).

Действия родителей, указывающие на гипоопеку

  1. Невнимание к проблемам сына или дочери.
  2. Нежелание помогать ребенку.
  3. Раздражение из-за поведения отпрыска.
  4. Проявление родительского эгоизма.
  5. Уклонение под любым предлогом от общения с ребенком.

Гипоопека – это не только недостаток опеки, но ещё и нелюбовь, ведь ребенок с детства чувствует себя одиноким и нежеланным. У детей, чувствующих нелюбовь или равнодушие родителей, наблюдается деформация личности, замедляется развитие. Чувство ненужности порождает равнодушие к окружающим, жестокость. Нарушаются эмоциональное и социальное развитие.

В недавнем исследовании американских ученых говорится, что люди, хранящие приятные воспоминания об отношениях с родителями в детстве, в зрелом возрасте имеют более крепкое здоровье и меньше страдают от депрессий и хронических заболеваний.

«Симптомы» проявления гипоопеки у ребенка

  1. Один из главных признаков – одиночество. Ребенок, который чувствует свою ненужность, ведет себя отстраненно.
  2. Демонстративное поведение присуще детям, у которых велика потребность во внимании и любви. Ребенок таким образом хочет получить хоть какую-то реакцию от родителей, пусть даже негативную.
  3. Уход в виртуальный мир. Ребенок бежит от реальной жизни, в которой мама и папа его не замечают.
  4. «Плохая» компания. Потребность во внимании заполняет компания, где ребенка принимают. Детям сложно выйти из подобных сообществ, т. к. альтернативы нет.

Что делать?

Если в вашей семье имеют место проявления гипоопеки, если вы считаете, что со временем жизнь сама, без вашего участия покажет ребенку, «что такое хорошо и что такое плохо» – надо немедленно исправлять ситуацию.

Любому человеку, особенно ребенку, нужны любовь и сочувствие, тепло и ласка, забота и поддержка. И представление о мире, какой он – теплый, добрый и радостный или холодный, злой и опасный, ребёнок получает через отношение к нему родителей.

Необходимо проводить время с детьми. И проводить качественно! Читайте, лепите, смотрите фильмы, обсуждайте героев и события. Интересуйтесь мнением своего чада!

Говорите ребенку, что любите его и как он важен для вас.

Помогайте ребенку решать его проблемы, не обесценивайте их.

Советуйтесь с сыном или дочкой: показывайте, что мнение ребенка важно для вас.

Чаще обнимайтесь и целуйтесь.

Радуйтесь вместе и иногда дурачьтесь. Берите детей на пикники и прогулки.

Обязательно защищайте, не набрасывайтесь вместе с обидчиками. Даже если ваш ребенок не прав, будьте на его стороне: не обвиняйте, а постарайтесь разобраться в ситуации.

Интересуйтесь жизнью ребенка, не пускайте её на самотек.

Если же вы чувствуете, что не любите своего ребенка, наделяете его негативными чертами, чтобы оправдать себя за это чувство — в таких случаях необходима длительная семейная психотерапия с коррекцией родительского образа ребенка.

Родители в ответе за будущее своих детей, ведь именно от них оно и зависит. Очень хочется, чтобы оно было светлым и радостным.

Светлана Садовникова

Я - родитель

Конфликты – неотъемлемая часть нашей жизни. Но если мы уже научились их избегать, то наши дети обязательно вступают в них, заставляя нас краснеть, бледнеть, теряться или нападать на обидчика с целью защитить нашего малыша. В детских стычках ответственность за их исход лежит именно на взрослых. Поэтому важно выработать собственную стратегию поведения, чтобы дать ребенку надежную опору.

Часто, сталкиваясь с конфликтами детей, мы не знаем, какой способ выбрать:

  1. Не вмешиваться («Сами разберутся»). У дошкольников еще нет понимания того, как конструктивно разрешить конфликт. Если родитель не дает ему опоры в виде объяснения ситуации, самостоятельно ребенок будет действовать, исходя только из своих негативных эмоций. И тогда даже небольшое недопонимание может каждый раз заканчиваться дракой.
  2. «Разруливать» конфликт самостоятельно. Имеется в виду не только физическое вмешательство, когда родитель обиженного ребенка сам дает сдачи обидчику, но и случаи, когда родитель требует, чтобы ребенок сам ответил обидчику, выносит оценочные суждения, которые унижают самого ребенка («Сам виноват!», «Нюни распустил») или обвиняет оппонента («Родители за ним вообще не смотрят!»).

Ни первый, ни второй способ не помогают ребенку формировать свою позицию, самостоятельность и ответственность. В первой ситуации родитель просто уходит от ответственности за решение проблемы, оставляя ребенка в ситуации неопределенности и безысходности от захлестнувших его эмоций. Во втором случае подсознательное родительское послание примерно такое: «Ты не способен сам справиться с этим, ты просто жертва – лучше сиди тихо и жди, пока за тебя все решат другие». Эти модели поведения неосознанны и могут включаться у нас автоматически.

К счастью, мы можем выбрать и другой вариант реакции, если вовремя остановимся и задумаемся об истинной цели воспитания – научить детей самостоятельно жить во взрослом мире.

Так что же делать, когда ребенок ссорится со сверстниками? Прежде всего, обратите внимание на следующие факторы:

  • Частота. Ваш ребенок впервые попал в конфликтную ситуацию или ссоры уже стали регулярными?
  • Роль вашего ребенка в конфликте. Он чаще пострадавшая сторона или обидчик?
  • Эмоции ребенка. Чувствует ли он себя виноватым, если кого-то обидел, или радуется, когда другому больно, плохо? Если вы замечаете последнее, то лучше не оставлять это без внимания и обратиться к детскому психологу.
  • Намерения ребенка. Чего на самом деле он хотел? Мало кто из детей хочет целенаправленно обидеть другого и тем более расстроить родителей. В дошкольном возрасте они обычно хотят заполучить что-то желаемое или сохранить то, чем они обладали, но другой отнял. Хотя и для взрослых актуально то же самое – отличаются лишь объекты желания: у взрослых они становятся более абстрактными.

Когда вы понимаете истинные мотивы ребенка и знаете все обстоятельства ситуации, то можете принять осознанное решение, как себя вести.

Возможный порядок действий родителя:

1. Подумать о том, что с вашим ребенком все в порядке, он нормальный (его поведение соответствует возрасту), и для вас самый лучший. Это совсем не означает, что во всех спорах вы считаете его правым и позволяете ему любое поведение. Это значит, что нужно помнить его истинные намерения, уметь поставить себя на его место, принимать и любить его безусловно, даже если он совершает ошибки и вам не нравится его поведение.

2. Вспомнить, что вы для него – самый лучший родитель. Ему не нужны идеальные мама или папа – ему нужно, чтобы именно вы были рядом в трудную минуту. А ситуация конфликта для него пока может быть неразрешимой задачей.

3. Обсудить с ребенком произошедшую ситуацию. Прежде всего, проговорить его чувства. Так он поймет: во-первых, ЧТО с ним происходит, во-вторых, что испытывать негативные эмоции нормально.

Проговорить всю ситуацию, как она выглядела со стороны, без обвинений и выяснения, кто прав, а кто виноват. Формулировки «Ваня плохой, потому что обидел тебя» или «Что же ты ему сдачи не дал? Ты что, не можешь за себя постоять?!» меняем на объяснение: «Ваня отнял у тебя машинку, и ты расстроился и даже разозлился, потому что сам хотел поиграть с этой машинкой. Правильно я тебя понял (-а)?».

Выражаем сочувствие и поддержку. «Да, это действительно очень обидно, когда у тебя отнимают нужную тебе вещь. Понимаю, почему ты разозлился». Так мы поможем ребенку погоревать и отпустить свои чувства.

4. Если малыш обидел кого-то сам, можно рассмотреть с ним несколько вариантов разрешения ситуации. Например:

  • поиграть машинкой по очереди;
  • сломать машинку, чтобы никто другой не мог ей играть (но и ты тоже не сможешь);
  • уступить и пойти играть, взяв другие игрушки;
  • отнять машинку;
  • предложить поменяться игрушками;
  • взять вторую машинку и поиграть вместе, что сделает игру еще интереснее.

Все эти варианты можно разобрать вместе с малышом: какие последствия наступят в каждом случае? С детками постарше можно вместе придумывать варианты, а затем спрашивать их мнения: «Как ты думаешь, как было бы лучше поступить?» С младшими дошкольниками можно в игровой форме демонстрировать социально приемлемые варианты поведения.

5. Также обидчика важно научить извиняться перед тем, кому он причинил ущерб, или устранять этот вред самостоятельно (чтобы не родители покупали новую, если ребенок сломал чью-то игрушку, а починить ее или отдать свою игрушку взамен). Так мы помогаем формировать ответственность за свои поступки.

6. Ребенка, который сам стал жертвой обидчиков, важно научить конструктивным способам самозащиты (словесной или, если необходимо, физической, но именно защиты, а не «давать сдачу»). Для этого можно использовать примеры из мультфильмов или сказок, игру в кукольный театр. Также нужно заботиться о физическом развитии ребенка.

7. Если конфликты стали регулярными, важно обратить внимание на эмоциональное состояние ребенка, пересмотреть систему и методы воспитания, принятые в вашей семье, а также привычную роль ребенка в семейной системе. Например, если он постоянно становится жертвой в конфликте со сверстниками, возможно, в семье он также часто оказывается в этой роли, его мнение и желания не учитываются, а воспитательные методы носят авторитарный характер.

8. Если вашего сына или дочь регулярно обижает кто-то конкретно, важно поговорить с родителями обидчика (конечно, не в агрессивной форме), попросить о помощи воспитателей и психолога детского учреждения. В такой ситуации ребенку особенно необходима ваша поддержка.

Наиболее важным является ваш собственный позитивный пример разрешения конфликтов. Стремитесь осознавать собственные чувства в спорных ситуациях и выбирать конструктивные модели поведения не только по отношению к другим взрослым, но и в общении с ребенком. Демонстрируя взрослое поведение, мы позволяем нашим детям становиться взрослыми.

Анастасия Вялых

Я - родитель

Магда Гербер известна во всем мире как автор «Книги для тех, кто воспитывает, наблюдая» (Resources for Infant Educarers). В ней основательница метода говорит, что «нужно наблюдать, когда воспитываешь ребенка, и воспитывать, когда наблюдаешь».

Метод «Воспитывай, наблюдая» подразумевает, что основа длительных отношений – уважение. Этот подход помогает понять родителям, что действительно необходимо малышу, и учит их давать именно то, в чем он нуждается.

Основу метода составляют семь принципов, которые помогают мамам и папам увереннее решать проблемы, возникающие на пути родительства.

Базовое доверие к ребенку – инициативному, стремящемуся к исследованию и способному учиться самостоятельно.

«Ребенок учится все время. Чем меньше мы вмешиваемся в естественный процесс познания, тем больше замечаем, как много нового ребенок узнаёт каждую минуту».

Если вы верите в способности своего ребенка, вы можете расслабиться, поскольку убеждены: он даст знать, когда ему понадобится ваша помощь, и вам не нужно подталкивать или наставлять его, чтобы он мог полноценно, радостно и успешно развиваться. Доверие такого рода со временем увеличивается, потому что, наблюдая за малышом, вы лучше его узнаёте, начинаете понимать, что означает его поведение, и замечать, чем он интересуется. Все дети от природы любопытны и внутренне мотивированы к познанию окружающего мира. Они не нуждаются в наших инструкциях или поучениях. Дайте ребенку возможность самостоятельно исследовать разные предметы и предоставьте ему столько времени, сколько нужно, чтобы он мог делать это в своем темпе. Возможно, иногда вы будете чувствовать раздражение или вам захочется его поторопить, однако лучше довериться индивидуальному темпу развития вашего малыша: это пойдет на пользу и вам, и ему.

1.Окружающая ребенка среда – физически безопасная, познавательно насыщенная, эмоционально поддерживающая.

«В противоположность тому, что думают многие, комната для игр – это безопасное помещение, где дети свободно двигаются и исследуют разные предметы в дружеской, знакомой обстановке».

Безопасное помещение считается таковым, если вы можете уйти из него (будь то дом или комната) на довольно долгое время и по возвращении найти своего ребенка голодным, расстроенным, в мокром памперсе, но без каких либо травм. Безопасная игровая зона позволяет вам полностью расслабиться, ведь вам не нужно постоянно быть на страже безопасности малыша. Она также дает возможность ребенку хорошенько изучить территорию, где он играет, не опасаясь услышать: «Не трогай это. Не забирайся туда». Обеспечьте безопасность помещения, где играет ребенок, – отдельной комнаты или игровой зоны. Уберите предметы, которые могут представлять опасность. Попробуйте взглянуть на это место глазами ребенка. Опуститесь на четвереньки и немного поползайте. Надежно ли полки прибиты к стене? Закрыты ли розетки? Может ли ребенок забраться на софу, а потом упасть назад на спину? Если да, то малышу небезопасно находиться здесь в одиночестве. Оборудуйте безопасную игровую зону, и это будет удобно и для вас, и для ребенка: малыш будет иметь возможность свободно ее исследовать, а вы – расслабиться.

2.Наличие времени для непрерывной игры.

«Чем меньше мы прерываем ребенка, тем легче ребенок развивает свой объем внимания».

Все дети умеют играть. Их не нужно этому учить. Игра – естественное для них занятие, и позвольте им самостоятельно начинать ее. В безопасной игровой зоне дети могут весело играть сами. Когда им предоставляется возможность самостоятельно исследовать предметы и пространство вокруг, экспериментировать, они открывают свои способности и узнают то, что их интересует. Играя, малыш не просто вертит в руках предмет, – он исследует его, выясняет, из чего тот состоит и что с ним можно сделать, что из этого получится, что будет, если по нему ударить. Дайте ребенку решить самому, хочет ли он играть (может быть, он предпочтет лежать на спине и наблюдать за тем, как пылинки вспыхивают в солнечном свете), и если да, то когда, во что, как именно и как долго он хочет играть. Ежедневное выделение ребенку времени для непрерывной игры позволяет сохранить большой объем внимания, с которым многие дети рождаются. Это также позволяет развить способность концентрироваться, уверенность в себе и умение решать проблемы.

3.Свобода изучать других детей и взаимодействовать с ними.

«Многие ограничивают взаимодействие между детьми (например, взаимные прикосновения), опасаясь, что малыши могут ударить или поцарапать друг друга, однако на курсах обучения методу «Воспитывай наблюдая» преподаватели содействуют такому общению, внимательно наблюдая за детьми, чтобы знать, когда нужно вмешаться, а когда – нет».

Часто дети бывают в восторге от других детей. Вашему малышу очень полезно иметь возможность играть и изучать разные вещи вместе с маленькой постоянной группой детей его уровня развития в сопровождении внимательного взрослого, который находится рядом и обеспечивает эмоциональную поддержку и безопасность. Общаясь со сверстниками, ребенок узнаёт что нибудь новое о себе и других. Иногда, возможно, он захочет посидеть у вас на коленях и понаблюдать за другими детьми. В рамках данного метода это оценивается так: если малыш хочет оставаться с родителем на протяжении всего полуторачасового занятия – все в порядке. Готовность ребенка зависит от его темперамента и уровня развития.

4.Вовлечение малыша во все действия по уходу за ним позволяет ему стать активным участником, а не пассивным объектом заботы о нем.

«Время, когда родители всецело принадлежат своему ребенку, вписано в их планы самой природой: это то время, когда они обычно заботятся о малыше. Подумайте об этой рутинной заботе как об особенном периоде, когда можно осуществить “дозаправку” отношений между вами особой близостью и любовью».

Уход за ребенком – это не только выполнение конкретной задачи вроде смены памперса, мытья или кормления. Это ваша возможность насладиться особенной близостью с ребенком, выстроить отношения между вами. Это дела, которые вы делаете вместе с ребенком, а не просто для него или по отношению к нему. Даже грудничок может поучаствовать вместе с вами в уходе за собой, если вы дадите ему такую возможность. С самого рождения, меняя памперс, просите малыша: «Подними, пожалуйста, попу» и мягко дотрагивайтесь до его попы. Если вместе с этим вы приподнимете его попу, он начнет понимать значение вашей просьбы и выполнит ее, как только сможет. Уход за детьми предоставляет также большие возможности для обучения языку и позволяет малышу делать что то вместе с вами и радоваться этому. Поэтому расслабьтесь, наберитесь терпения и наслаждайтесь минутами близости.

5.Чуткое наблюдение за малышом, которое помогает понять его нужды.

«Чем больше мы делаем, тем более мы заняты и тем менее внимательны».

Наблюдая за ребенком, вы будете лучше его понимать и ценить все, что он делает и чему учится. Бутылочка молока или кормление грудью всегда помогут его успокоить. Но если причина не в том, что он голоден или хочет спать? Успокойтесь и немного подождите, понаблюдайте за ребенком, прежде чем вмешаться. Это поможет вам помочь ему именно в том, в чем ему нужно. Возможно, вы думаете: «Я глаз с него не спущу!» Однако наблюдать – совсем не то же самое, что просто смотреть на детей. Для этого нужно успокоиться, сделать паузу, потерпеть и постараться взглянуть на ребенка свежим взглядом, как будто вы видите его впервые. Потребуется практика, потому что зачастую мы видим только то, что ожидаем увидеть. Спокойно наблюдая за детьми, лежащими в кроватке, сидящими на руках у родителей или играющими на полу, вы больше узнаёте о них, замечаете множество деталей и начинаете больше дорожить всем, что они делают.

6.Последовательность и четкое определение границ и правил для поддержания дисциплины.

«Цель, к которой нужно стремиться, устанавливая правила и поддерживая дисциплину, – воспитать детей, которых мы не просто любим, но в обществе которых мы любим находиться».

Установление четких правил и ограничений и последовательное их соблюдение помогут детям чувствовать себя в безопасности, потому что они будут знать, чего от них ждут. Если вы не хотите, чтобы ребенок прыгал по дивану, скажите ему об этом и предложите альтернативу – другое место, где он мог бы прыгать. Иногда нам нужно повторять какое то правило снова и снова, пока ребенок его не усвоит и не станет следовать ему по доброй воле. Ключ ко всему – терпение. Конечно, авторитарные родители наверняка хотят получить желаемый результат как можно быстрее. Но какой ценой – за счет испорченных отношений с ребенком, путем давления на малыша? Не нужно наказывать или отчитывать ребенка, который постоянно проверяет границы, – это неразумно.

Метод «Воспитывай наблюдая» Дебора Соломон описала в своей книге «Малышу виднее. Cекреты спокойных родителей». Хотя такой метод используется по отношению к детям в возрасте до двух лет, основные принципы можно применять и с более взрослым ребенком. Специальной подготовки не требуется.

По материалам открытых источников

Я - родитель

Психолог Мария Григорян — о том, как не нужно бороться с зависимостью ребенка от гаджетов и почему тотальный запрет на использование электронных устройств не способен решить эту проблему.

В наше время детская зависимость от гаджетов приобретает всё большие масштабы. С раннего возраста ребёнок начинает пользоваться взрослыми «игрушками». Не найдётся ни одного школьника, у которого не было бы телефона, планшета, ноутбука или обычного компьютера. А у большинства есть всё перечисленное. Некоторых родителей это устраивает, ведь гораздо проще включить чаду мультик на планшете, чем развлекать самостоятельно. Из-за такого поверхностного отношения к воспитанию вырастают подростки с неверно расставленными приоритетами: сначала виртуальный мир и игры, затем — реальная жизнь. Что делать в данной ситуации и какие ошибки чаще всего допускают взрослые, пытаясь справиться с проблемой, АиФ.ru рассказала психолог-консультант экстренной психологической помощи Мария Григорян.

Ошибка № 1. Тотальный запрет

Я считаю, что зависимость появляется, когда есть явный, очень сильный запрет. Почему он не работает? Да потому что любое строгое правило очень хочется нарушить. Такова человеческая природа, мы не можем искоренить это. Если мы жестко ограничиваем, пресекаем, не позволяем детям что-то и ещё говорим «это плохо», «это зло», то получаем обратный эффект. Не надо питать иллюзий, что вы сможете навсегда оградить своих детей от компьютера и мобильных телефонов, и они привыкнут жить без гаджетов. Когда-нибудь они «дорвутся» до так называемого «запретного плода», и тогда никто не знает, что может произойти.

Что делать: Еще раз подчеркну — не стоит отбирать все гаджеты у ребенка. Категоричные запреты дают обратный эффект. Родителям следует разумно ограничивать время пользования телефоном и другими гаджетами. Дайте четко понять, когда именно нельзя пользоваться техникой. Например, во время обеда, за несколько часов до сна и т.д. Главное не забывайте, что это правило должно быть единым абсолютно для всех членов семьи.

Ошибка № 2. Сильная занятость ребенка

Одна из причин зависимости заключается в том, что у ребенка просто нет других интересов. Так происходит не потому, что он плохой или не увлекающийся, а потому, что ему не позволяют ничем интересоваться. Его время забивают тем, что считают нужным родители: школа, кружки, сад, секции.

Геймификация грамотно работает на то, чтобы как можно лучше мотивировать и завлечь детей и взрослых. В играх всё очень живо, бодро, ярко, красочно. Ты всё время получаешь какое-то поощрение: бонусы, переходы с уровня на уровень. Даже взрослый человек не может отказаться от такой мотивации, что говорить про ребенка.

Что делать: Важно предоставлять ребёнку возможность увлекаться тем, чем он хочет, а не тем, чего хотят мама и папа. Очень хорошо, когда есть много свободного времени для неиндивидуальной игры, особенно со сверстниками. Это минимизирует зависимость от гаджетов.

Ошибка № 3. Игнорирование своих собственных привычек

Иногда ко мне приходит какая-нибудь мама на консультацию. И я вижу, что ей скучно, грустно, тоскливо, она не очень любит жизнь, у нее нет хобби. При этом женщина искренне удивлена, почему ее ребенок целыми днями напролет сидит в гаджетах. Хотя ответ в данном случае очевиден. Что ему ещё делать, когда у него такой пример перед глазами?

Что делать: Если ребенок видит по вечерам вымотанных после работы родителей, которые отдыхают, просто сидя на диване и смотря телевизор, или ещё работают дома, а на выходных они делают какие-то важные дела, которые неинтересны ни им, ни ребенку, это не самый лучший пример для маленького человека.

Ваша задача — показывать чаду увлекательную, насыщенную жизнь, а главное — самим ею жить! Тогда ваше чадо будет тоже к этому стремиться, потому что дети повторяют за взрослыми. И еще один важный нюанс: родителям самим стоит больше отрываться от своего телефона, подавая тем самым хороший пример.

Ошибка № 4. Вы не стремитесь наладить диалог

Часто родители считают, что о теме зависимости можно не разговаривать с ребенком и делать вид, что все нормально, но подобная тактика губительна. Если вы закрываете глаза на проблему, это не означает, что ее нет.

Что делать: Честно разговаривайте с детьми — как вы к этому относитесь, что думаете. Говорите о своем беспокойстве. Например: «Я считаю, что это не будет полезным в больших количествах потому-то и потому-то...». На мой взгляд, истерия вокруг темы зависимости преувеличена, потому что мы просто не знаем, как общаться с детьми. Если мы все-таки начнем это делать, да еще так, чтобы слушать и слышать подрастающее поколение, верить в то, что они вообще что-то могут о себе сказать, и они действительно думающие и понимающие создания, то много вопросов сразу снимется.

Мария Бессонова, Оксана Морозова

«Аргументы и Факты»

В рамках проекта «Дети Mail.Ru» в 2017 году был проведен опрос родителей школьников на тему травли. У 55% опрошенных дети сталкиваются с системными проявлениями агрессии в детских коллективах. Причем 18% указали, что это происходит регулярно. Эта проблема оказалась абсолютно незнакома только 19% из 10 тысяч участников опроса.

Студенты лаборатории образовательной журналистики Высшей школы экономики в том же, 2017 году исследовали проблему изнутри, опросив более 1200 учеников 7–11-х классов из Москвы и Подмосковья.

Почти 70% детей приходилось наблюдать травлю. У 60% жертвой был один из их знакомых. 12% заявили, что сами участвовали в травле. И это явно заниженная цифра: мало кто (пусть и анонимно) готов признаться, что он выступал агрессором по отношению к другому человеку.

Не жалуется – значит, все в порядке

Многие родители живут по принципу: «не жалуется – значит, все в порядке», поэтому о проблемах в школе, как правило, узнают последними. Из этого следует, что интересоваться жизнью ребенка стоит не от случая к случаю, а постоянно: спрашивать, как прошел день, что порадовало, а что огорчило. И спрашивать тактично, потому что дети не хотят делиться со взрослыми своими проблемами еще и потому, что часто слышат от них:

  • «Учи уроки лучше, и над тобой не будут смеяться»;
  • «Очень хорошо, что ты сидишь один: никто не будет отвлекать»;
  • «Не взяли в команду, потому что подготовился хуже всех».

Есть мнение, что школьник сам должен учиться выстраивать отношения в коллективе. Это так, если отношения в классе здоровые, без затяжных конфликтов, и тогда ваше участие обозначится лишь в советах и подсказках. Но если вы чувствуете, что ребенок неохотно говорит о школе и переживает, то необходим серьезный разговор, а потом и личное участие. Ни в коем случае не игнорируйте жалобы, не делайте вид, что ничего не происходит. Поощряйте ребенка к разговору, при необходимости — начните разговор первым.

Как вести беседу

Разговор нужно начинать осторожно, используя приемы активного слушания. Не комментировать, не вздыхать, не возмущаться, а выслушать, приняв детские эмоции, чувства и страхи. Не высмеивайте ребенка, не обесценивайте его переживания, говоря, что «все это ерунда». И конечно, ни в коем случае не обвиняйте в произошедшем самого ребенка.

Ребенок ждет помощи и поддержки, и тут помогут три фразы, которые обязательно нужно сказать ему.

1. «Спасибо, что ты мне все рассказал. Я обязательно помогу тебе, мы во всем разберемся».

Ребенка необходимо успокоить, дать ощущение защищенности и комфорта и показать, что вы цените его откровенность. Объясните, что никто не должен терпеть издевательства и отказываться от защиты взрослых – это не трусость, а жизненная необходимость. При этом контролируйте свои эмоции, держите себя в руках, не давайте неоправданных обещаний.

2. «Ты ни в чем не виноват».

Иногда мамы и папы, пытаясь быть объективными, ищут причину проблемы в самом ребенке. Этого делать нельзя. Никто не виноват в том, что его унижают. Поэтому избегайте фраз типа:

  • «Ты же действительно толстый – чего обижаться?»;
  • «А может, ты кого-то обидел, и они тебя мстят?»;
  • «В вашем классе только тебя обижают?».

Подобные высказывания способствуют выработке комплекса неполноценности. Объясните ребенку, что дело не в нем: его обидчики таким образом избавляются от негативных чувств, связанных с их личными проблемами. Ребенку и так тяжело – если он еще и признает агрессивное поведение по отношению к себе правильным, то жить будет невыносимо.

3. «Давай подумаем, что можно сделать. Какой выход видишь ты?»

Не торопите его с выводами. Постарайтесь как можно больше узнать о проблеме, но не превращайте доверительную беседу в допрос.

Не спешите крушить все. Перенесите разговор на следующий день, когда ребенок будет уже спокойнее смотреть на проблему после того, как ее озвучил.

Что делать

Самым простым выходом из ситуации является переход в другой класс. Но это не всегда возможно. Оставим этот вариант как самый крайний.

Шаг первый: помощь учителя.

Прежде всего, нужно переговорить с учителем или классным руководителем: травля – это проблема всего класса, а учитель – главная фигура в учебном процессе. Избегайте телефонных разговоров, придите в школу. Призовите учителя к педагогической этике с надеждой на то, что разговор останется между взрослыми и никак не навредит ребенку.

Не просите учителя вмешаться в ситуацию сразу. Пусть он обратит внимание на то, что происходит в его классе. Если педагог будет все отрицать, предъявите имеющиеся у вас факты.

Если учитель согласится с доводами, не упрекайте его в некомпетентности, а наметьте план действий, чтобы остановить травлю. Вы и учитель – союзники.

Шаг два: взаимодействие с другими родителями.

Попробуйте поговорить с родителями других учеников. Важно не оскорблять их детей, а найти общую схему действия. Начать диалог лучше фразой: «У наших детей конфликт. Давайте подумаем, что делать».

Шаг три: работа над собой.

Это очень важно, так как травля ребенка говорит о его невозможности противостоять, о неуверенности в себе. Начинайте работу над формированием силы воли. Повышайте самооценку ребенка ситуациями успеха. Работайте над внешностью. Но делайте все это не потому, что его обижают, а для того, чтобы быть лучше.

Отвлеките ребенка от проблем в школе: запишите его в секцию или студию, чтобы он нашел свое увлечение и новых друзей. Поддерживайте новую дружбу.

Чаще хвалите ребенка, чтобы он приобретал уверенность в себе.

Если эти действия не помогают справиться с проблемой, надо идти к директору, писать обращения и требовать ответов в письменной форме о том, что делается для защиты вашего ребенка. В то же время будьте ребенку другом и помощником.

Жертв травли значительно меньше среди тех детей, кому взрослые изначально помогают решить трудности, возникшие в школе. Если ребенок уверен в себе, чувствует поддержку родителей, вероятность травли более сильными школьниками заметно снижается. Подростки чувствуют неуверенных и слабых и самоутверждаются за их счет, а также чувствуют тех, кого лучше не трогать, даже если они и не сильны физически.

Светлана Садовникова

Я - родитель

Психолог Мария Меркулова прокомментировала громкий случай, который произошел в одной из школ Сахалина, где учительница отругала школьницу за дырку на кофточке.

Неприятный инцидент произошел в одной из школ города Холмска. На уроке русского языка и литературы педагог решила отчитать ученицу за ее внешний вид. Почему-то женщина сделала это при всем классе, в довольно жестком тоне и практически не выбирая выражений: «У тебя есть родители? Они вообще адекватные? Ты нет, я уже вижу, что ты неадекватна. Ты приемная, что ли? Ты родной ребенок или приемный?» Видео этого странного диалога, а точнее монолога, поскольку школьница практически не отвечала на вопросы учителя и даже заплакала в конце, каким-то образом появилось в интернете, вызвав волну негодования. Почему педагоги иногда перегибают палку в общении с учениками, и какие темы ни в коем случае не должны подниматься в классе, рассказывает психолог Мария Меркулова.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Мария, то, что произошло на Сахалине, очень напоминает публичную «порку». Как вы считаете, подобный метод работы допустим в современной школе?

Мария Меркулова: Делать замечания человеку в присутствии коллег, одноклассников, других людей — не совсем правильно. Безусловно, учитель может что-то подсказать школьнику, в том числе в вопросе его внешнего вида, но, во-первых, наедине и, во-вторых, более уважительным тоном. Устраивать из этого спектакль было лишним.

Младшие школьники, в отличие от старших, пытаются соответствовать обществу, им очень важно, что о них думают окружающие. К тому же, с первого класса детям транслируется идея: хорошо учись, чтобы тебя хвалили. А кто хвалит? Конечно, педагог. Неудивительно, что этот человек становится самым главным взрослым в жизни каждого из нас вплоть до подросткового возраста (12-14 лет). Когда учитель делает замечание при всех в издевательском тоне, он как бы разрешает другим школьникам относиться к конкретному ребенку точно так же. Он своим примером показывает, что так можно, это нормально.

То, что произошло на Сахалине — это довольно жестокий способ «достучатся» до ребенка, он не имеет отношения к воспитательному процессу, а больше напоминает какую-то месть или наказание за провинность.

— Кроме публичных разборок, инициированных учителем, что еще может травмировать ребенка в школе?

— Нельзя касаться тем, которые ценны для ребенка. Например, говорить про его семью в негативном ключе, хотя от учителей часто можно услышать что-то подобное: «Тебя родители не воспитывают», «У тебя что, нет семьи?». Дочь недавно поделилась со мной историей на похожую тему: ее одноклассник из разведенной семьи пропустил один день занятий и принес справку о том, что отсутствовал из-за семейных обстоятельств. Почему-то педагог, увидев эту справку, посчитала нормальным прилюдно заявить: «У тебя же нет семьи, какие могут быть семейные обстоятельства?». Это жестоко и непрофессионально! Когда человек говорит подобные вещи, он просто обесценивает родителей ребенка.

— По сути дела педагог на Сахалине сказала то же самое: «У тебя нет семьи, ты приемная»?

— Да. А для ребенка это звучит как: «У тебя плохие мама и папа, о тебе никто не заботится». Для школьника слышать подобные вещи — самый настоящий стресс. Плюс добавим сюда грубый тон и тот факт, что все было сделано на глазах сверстников, вполне нормально, что в итоге девочка не выдержала и просто заплакала.

— С какими еще темами учитель должен быть острожным?

— Национальности и религии. Ни в коем случае нельзя обращать внимание на особенности ребенка, если у него есть физические недостатки, допустим, плохое зрение. Даже в шутку не делайте так!

— Вроде бы то, о чем вы говорите, это очевидные вещи, но почему учителя все же позволяют себе иногда такие вольности? Это профессиональная деформация?

— Да, она часто бывает у тех, кто постоянно контактирует с людьми, в сфере помогающих профессий: врачи, педагоги и т.д. Со временем такие работники могут становиться более черствыми и теряют способность к сопереживанию. У педагогов профессиональная деформация происходит от хронической усталости, отсутствия ровного психоэмоционального настроения. В ситуации, которая произошла на Сахалине, учитель явно избавился от каких-то своих внутренних проблем и переживаний за счет ребенка. И это, конечно, не имеет отношения к профессионализму.

— Раньше родители в конфликтах между учеником и учителем часто становились на сторону педагога. Сейчас тенденция меняется и они все чаще защищают своих детей в любых обстоятельствах, а какая из этих двух позиций верная?

— Лично я считаю, что родители всегда должны быть на стороне ребенка. Он живет с вами, вы несете за него ответственность и должны защищать. Но защищать в каком смысле? Даже если человек оступился, не надо бросать его на растерзание обществу, нужно разобраться в ситуации, объективно оценить ее, показать, как правильно действовать, чтобы ничего подобного больше не повторилось.

— Не секрет, что дети иногда сами доводят педагогов. В этой ситуации допустимо пойти против правил и, например, использовать ту же самую публичную «порку»?

— Если ребенка нужно наказать, пусть этим занимаются родители, а не учитель. Мама и папа всегда могут лишить любимое чадо похода в кино или компьютера, разумеется, предварительно обсудив ту ситуацию, которая заставила их поступать таким образом. У педагога на самом деле не так много вариантов действий в этом случае: удалить ученика из класса, вызвать родителей в школу, обсудить проблему с директором. Пожалуй, на этом все, ведь даже явно провокационное поведение подростка не оправдает тот факт, что учитель использовал против него физическое или эмоциональное насилие, любые другие жесткие меры. Задача педагога — найти подход к школьнику без ругани, и тем более без рукоприкладства, но почему-то некоторые учителя забывают об этом.

Наталья Кожина

«Аргументы и Факты»

Некоторые отцы считают, что воспитанием и развитием детей должны заниматься исключительно мамы. Это неверно: отцу необходимо осознавать, что он играет очень важную роль в жизни ребенка. Неправильный подход папы к воспитанию своего чада может негативно отразиться на будущем ребенка.

Какой он — неправильный подход? Мы приведем примеры самых опасных типов отцов. Познакомьтесь с ними, и если найдете их признаки у себя, постарайтесь изменить ситуацию.

Папа-деспот

Авторитарный отец — один из самых опасных типов. Дети, как правило, считают таких отцов злыми. Родитель может быть как физическим, так и психологическим «тираном». Но в обоих случаях он оказывает негативное моральное воздействие на ребенка.

Признаки «деспотичного» отца:

  • ограничивает общение с ребенком жесткими правилами и регламентом;
  • становится излишне требовательным, старается подчинить его;
  • устанавливает правила, где слово родителя в семье — закон, а если ослушаться, то можно получить «оплеуху» или моральное унижение;
  • постоянно проводит нравоучения;
  • враждебно смотрит на окружающий мир;
  • любимые фразы: «Не ной», «Знай свое место», «Тебя никто не спрашивал».

Чем опасен такой тип? В семье, где есть «деспот», малыш может расти забитым и озлобленным, много врать. Нередко дети с таким воспитанием проявляют агрессию к слабым. В другом случае из них могут вырасти «идеальные» подчиненные: они педантичные, исполнительные, преданные, однако не способны проявить гибкость мышления и творческий подход.

Если вы обнаружили у себя признаки папы-деспота и хотите изменить ситуацию, вам потребуется «преломить» себя. А начать нужно со следующего:

  1. Начните работать над контролем своих эмоций. Наберитесь силы воли, чтобы не командовать ребенком.
  2. Чаще играйте с детьми в игры, где не нужно показывать свой авторитет (лото, домино, «Монополия» и др.).
  3. Если ребенок маленький, придумайте развлечение, где он мог бы некоторое время руководить отцом.
  4. Если у вас подросток, то будьте уверены, что он разбирается в смартфонах лучше, чем вы. Поэтому попросите его помочь настроить на свой смартфон программы или приложения.

Папа-лентяй

Еще одним опасным типом считаются папы-лентяи. В жизни ребенка они принимают минимум участия. «Сухость» в отношениях влияет на малыша.

Признаки того, что папа — «лентяй», заключаются в следующем:

  • зацикливается на личном комфорте;
  • не общается с ребенком, больше предпочитает проводить время в отдельной комнате, сидя перед телевизором или за компьютером;
  • разрешает малышу все, исполняет его капризы, лишь бы он замолчал или ушел в другую комнату;
  • не реагирует на крик малыша;
  • не играет и не гуляет с ребенком, предпочитая просто включить ему мультики.

Для такого папы важно сделать все, чтобы чадо не отвлекало его от интересных дел. Опасность воспитания заключается в том, что ребенок растет без должной дисциплины: он не знает, что такое правила, условия. Управлять такими детками невозможно. С возрастом ребенок начинает думать, что он отцу не нужен, его недолюбливают. Приспособиться к жизни ему сложно, так как он не умеет совершенствоваться и подчиняться. Еще следует отметить, что у такого ребенка не развита эмпатия, поэтому он не поймет, почему люди злятся на него и обижаются.

Если эти признаки есть в вашем характере, то пора меняться. Измениться «лентяю» сложно. Начать необходимо со следующего:

  1. Постарайтесь уделять некоторое время в день исключительно своим детям. Для начала будет достаточно получаса.
  2. Вспомните, как проводили время со своим отцом, когда были ребенком. Если это бы положительный опыт, повторите то же самое со своим чадом.
  3. Если сын или дочка провинились, расскажите им, что такое хорошо, а что такое плохо, объясните, что можно делать, а что нельзя.
  4. Можно проявить инициативу и предложить ребенку заняться спортом.

«Вечно недовольный» отец

Очень часто встречаются родители, которым сложно угодить. Недооценка своего чада может стать большой проблемой. Обычно это работает глубоко на подсознательном уровне.

Ключевые признаки того, что вы — «вечно недовольный» отец следующие:

  • всегда недооцениваете ребенка, считаете, что он не так силен и умен, как другие;
  • постоянно высказываете упреки, недовольства;
  • негативно оцениваете любое поведение малыша;
  • не хвалите и не поощряете значимые достижения.

Опасность такого поведения и воспитания со стороны отца может привести к формированию низкой самооценки у ребенка. В результате в нем не сформируются самостоятельность, инициативность. Зачастую такие дети становятся упрямыми, завистливыми, озлобленными. Своими поступками хотят привлечь внимание родителя.

Чтобы не нанести вред, вы должны проделать серьезную работу над собой. Для вас это будет несколько сложнее, чем для всех остальных «опасных» типов. Дадим основные советы:

  1. Прекратите оценивать и сравнивать своего ребенка с другими детьми.
  2. Постарайтесь радоваться каждому достижению малыша.
  3. Принимайте с ним совместное участие в игре и деятельности. Становитесь для него примером и помогайте исправлять допущенные ошибки.
  4. Постарайтесь взглянуть на себя со стороны объективно и оценить свое поведение.

Папа-телохранитель

Такой тип отца может показаться на первый взгляд положительным. Но гиперзаботливость «телохранителя» таит в себе много подводных камней. Это негативно отражается на будущем мальчиков и девочек.

Вы — отец-телохранитель, если:

  • ребенок становится продолжением вашей личности;
  • вы чрезмерно опекаете малыша;
  • не допускаете покупок для себя, но сыну покупаете все, что он захочет;
  • неприятности ребенка в школе или в детском саду переживаете как личную драму;
  • в разговоре постоянно употребляете «мы». Например, «мы пойдем в школу», «мы испачкались» и др.;
  • заряжаетесь настроением ребенка.

Такие отношения, несмотря на заботу со стороны папы, — ненормальные. Особенно сложно ребенку будет тогда, когда он повзрослеет: он будет желать подобного внимания со стороны окружающих людей. Худший исход — заглушать тягу к вниманию и заботе в будущем он будет стараться с помощью выпивки, наркотиков. Таким образом, отец-телохранитель может стать причиной зависимости своего чада.

Если заметили в своем поведении следующие признаки, то постарайтесь изменить ситуацию:

  1. Попробуйте увлечься чем-то другим. Придумайте для себя хобби. Это даст вашему ребенку больше свободы.
  2. Откажитесь от некоторых обязанностей в воспитании дитя. Например, с сегодняшнего дня перестаньте делать за него домашнее задание.
  3. Разрешайте ребенку больше времени проводить со сверстниками.
  4. Летом отправьте его в летний лагерь.

Выше мы перечислили признаки основных типов отцов, которые потенциально опасны для будущего их детей. Если вы заметили характеристики, свойственные вам, то срочно начинайте предпринимать меры! Прислушайтесь к рекомендациям и запомните главное правило в воспитании — любите своих детей и принимайте их такими, какие они есть.

Анна Савченко

Я - родитель

Эгоистами называют людей, которые личные интересы ставят превыше всего, любят только себя, учитывают только свое мнение, не отзывчивы к проблемам, интересам, чувствам других людей. Такое поведение – результат воспитания. Рассмотрим пути, которые приводят к эгоизму.

Ребенок-кумир. С пеленок слепое обожание малыша всеми членами семьи приводит к тому, что он, вырастая, не несет ответственности за свои поступки, ведь попытки сделать что-то самостоятельно пресекаются родительской опекой. К тому же у ребенка формируется неправильное представление о любви: он просто позволяет окружающим любить себя, требует заботы, искренне считая, что близкие рады угождать ему. Такая схема переносится и во взрослую жизнь: подобное отношение ожидается от супруга, друзей, коллег.

Ребенок, которому чужда ответственность. С малых лет важно донести до ребенка, что достижение любой цели требует усилий. Зачастую необходимо делать то, что надо, и далеко не всегда посчастливится делать то, что хочется. У безответственного ребенка – проблемы с самодисциплиной и самоорганизацией, обслуживанием себя в быту. Он не реагирует на просьбы, ведь близкие с этим его нежеланием считаются и позволяют не участвовать в делах, которые не нравятся. Часто такие дети становятся манипуляторами: «Ладно, сделаю, но вы мне за это…» Во взрослой жизни такой человек неспособен выслушать и понять другого: он переключает внимание на свою персону и рассказывает о собственных трудностях.

Способы воспитания эгоиста

Истинная любовь – это забота матери и отца о будущем своего ребенка. Понимая, что придет момент, и ребенок будет жить без них, родители беспокоятся о том, какое качество жизни он сможет себе обеспечить. Именно поэтому в настоящей родительской любви нет места чрезмерной опеке и потаканию: детям прививают ответственность и учат обслуживать себя, ставить цели и достигать их.

Для того чтобы воспитать эгоиста, достаточно:

  • «вкладывать в него всю любовь», чрезмерно опекать, отказываться от собственных желаний и потребностей;
  • позволять ребенку руководить собой и ставить условия;
  • показывать безответственность, неорганизованность, свой эгоизм – ребенок начнет перетягивать внимание на себя вашими же методами;
  • поглощать личное пространство близких – в семье, где нет понимания личных границ каждого, ребенку проще вырасти эгоистом.

Родители должны понимать, что ребенок вырастет, и ему придется строить отношения с окружающими так, как вы его научили: другого примера поведения он не знает.

Как не допустить детского эгоизма?

Чрезмерная опека и забота – не одно и то же. Не стоит пресекать попытки ребенка сделать что-то самостоятельно. Малыш хочет сам завязывать шнурки? Постарайтесь начинать сборы на 15 минут раньше, чтобы не опоздать в детский сад, но предоставляйте ему возможность пробовать снова и снова. Стремится помыть посуду? Не отбирайте губку – пусть учится, старается.

Следует поощрять малыша принимать самостоятельные решения и разъяснять, какую ответственность он за них несет. Конечно, вмешательство родителей во многих вопросах необходимо, как и поддержка, объяснение и помощь.

Ребенок не должен становиться кумиром. Он приходит в семью и становится ее частью, а не центром вселенной, и должен уважать потребности, интересы других членов семьи, понимать свои границы. Если папа отдыхает после ночной смены, то будить его не стоит, как не стоит и мешать брату, делающему уроки, даже если очень хочется с ним поиграть.

Необходимо учить ребенка делиться с друзьями игрушками, угощениями, замечать достоинства других людей, радоваться не только своим успехам, но и достижениям близких.

Нельзя идти на поводу у ребенка, если он что-то требует, впадая в истерику. Через несколько минут истерика закончится, и малыш поймет, что таким способом ему не добиться желаемого.

Рано или поздно ребенок начинает прощупывать границы: он стремится понять, что ему будет дозволено, что родители одобрят или проигнорируют, а за что последует наказание. И здесь очень важно не упустить момент и вовремя продемонстрировать соответствующее поведение.

Необходимо правильно донести до ребенка, что он – полноправный член семьи, который наравне со всеми несет ответственность за ее благополучие.

Маргарита Прокопец

Я - родитель

У подростков очень много проблем, на которые взрослые закрывают глаза.

После событий в Керчи специалисты выяснили, что в социальных сетях полсотни групп с названиями «взорвём школу» и более сотни с похожими. Что происходит с подростками и как спасти своего ребёнка от непоправимого шага – рассказал к.м.н., научный сотрудник отделения лечения психических расстройств у лиц молодого возраста Санкт-Петербургского Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева. Алексей Пичиков.

Разрушающее одиночество

Ксения Якубовская, SPB.AI.RU: – Алексей Александрович, стрелок в Керчи намекал и говорил о своих намерениях. Почему никто не обратил на это внимание?

Алексей Пичиков: – В современном обществе устойчиво сформировалось спокойное отношение к теме убийства. Во многих фильмах, книгах, играх, новостных и развлекательных программах лишение человека жизни и переживание им процесса умирания выглядит естественно, без намека на трагедию – как атрибут сюжета. И проблема состоит как раз в том, что фильмы и игры не «учат убивать», а создают холодное, «толерантное» отношение к высказываниям на данную тему.

Люди относятся легко к фразам, указывающим на совершение насильственных действий. Никто не верит, что это возможно. Всё нереально, и в виртуальной реальности, и в жизни. Мир гейминга - это обезличенные аватары, спокойно нажимающие на курок или стреляющие из лука. Они не чувствуют боли, страха, не способны любить или ненавидеть, не имеют душевных терзаний и совести. Они не могут научить этому игрока, который начинает рассматривать себя с позиции Бога. Того, кто может всегда начать всё заново или просто выключить компьютер.

– Значит, правы те эксперты, что говорят об опасности компьютерных стрелялок?

– Опасны не компьютерные игры сами по себе, а самоизоляция от общества живых, думающих и чувствующих людей. Важно стремиться к поиску интересного и не лишенного эмпатии общения. Это способствует формированию здоровых отношений с миром вокруг. Также не стоит запугивать ребёнка, внушая, что окружающий мир, Интернет и соцсети – крайне опасны. Если подросток воспринимает мир как полный ужасов, враждебный, неспособный к пониманию и сочувствию, то он не может никому доверять. И отвечает ему той же монетой, желая возмездия за обиды.

– Почему детям убить проще, чем поговорить?

– Часто подросток не знает, как разрешить проблему, потому что в семье его этому не научили. Он не видел, как родители справляются с проблемами и разрешают конфликты, реагируют на ту или иную ситуацию. В результате начинается неадекватная реакция на встречаемые трудности. Незнание механизма и неготовность к сложностям приводят к формированию избегающего, оппозиционного, а порой и антиобщественного поведения.

Надо научить детей вовремя увидеть проблемы, которые могут привести к дальнейшей дезадаптации и снизить страх перед получением поддержки извне, в том числе с помощью специалистов. Указать на большой набор механизмов преодоления проблем, неприятных ситуаций и прочего готовы ему помочь и поддержать. И не всегда он должен решать все свои проблемы сам - так как этот стереотип может привести к формированию стойкой избегающей модели поведения в дальнейшем, трудностям в самостоятельной жизни, неспособности справиться с внезапной проблемой «один на один».

Манипуляторы в Сети

– В интернете огромное количество опасностей – педофилы, сектанты, маньяки и другие не всегда адекватные личности. Как защититься от Сети?

– Сеть и цифровые технологии уже неотъемлемая и полноправная часть нашей жизни. Ограничение недопустимо для современного подростка, так как это во многом лишит его общих тем для разговора со сверстниками, не позволит конкурировать с более «продвинутыми». И, в конечном итоге, приведёт к замкнутости и обособленности от окружающих. Некоторые родители не покупают смартфоны и компьютеры или ограничивают использование их детьми. Это тоже неверно, так как запускает механизм «запретного плода», «поиска на стороне», что, бесспорно, в намного большей степени опаснее контролируемого использования «всемирной паутины».

Следует аргументировать ребёнку причины определенных вводимых ограничений. Не лениться и объяснить, что есть две стороны Интернета. «Светлая» (образовательная, развлекательная, информационная) и «тёмная» (связанная с аморальными медиа, фото и видео контентом). Здесь ребёнка могут подстерегать наибольшие опасности: сектанты, члены террористических и антисоциальных организаций. Важно объяснить подростку, что эти люди не заинтересованы в нём, как в личности, а лишь нацеленные на удовлетворение собственных финансовых, физиологических или идеологических потребностей. К сожалению, эти люди умеют привлечь, подобрать нужные слова, надавить, и манипулировать детьми.

– Пока подростки не столкнуться с таким, они не верят взрослым или уверены, что умнее остальных. Как же обезопасить их от злоумышленников в Сети?

–Тут важно быть бдительными, чтобы виртуальная опасность не переросла в реальную. Например, в ситуации с «Группами смерти» подростки были уверены, что при невыполнении поставленных условий им и их родным могла угрожать реальная опасность. Хотя это было не так. Чтобы снизить подобные риски, важно формировать доверительные внутрисемейные отношения. Взрослые должны быть тоже вовлечены в тот медиамир, который сегодня интересует подростка, пусть и поверхностно. Это не только поможет вам вовремя сориентироваться, но также сформирует более глубокие отношения с ребёнком, построенные на уважении чужих интересов и желании делиться своими открытиями.

Также хорошо вовлекать ребёнка в любую физическую активность, спортивные секции. Это поможет сбрасывать приобретённое на протяжении дня внутреннее напряжение. Чаще предлагайте ему совместный отдых, прогулки, походы в кинотеатр. Просите и позволяйте принимать участие в материальной и рабочей жизни семьи. Это позволит ему почувствовать ответственность, собственную значимость и незаменимость. Золотой стандарт - будь таким, каким бы тебе хотелось видеть своего ребёнка, а не наоборот - не стоит пытаться сделать из ребёнка «улучшенную версию себя».

Когда пора к специалисту?

  • эмоциональные качели, раздражительность, плаксивость, эпизоды немотивированной агрессии с трудностями на указание конкретных причин, косвенные признаки трудностей в общении либо межличностных конфликтов;
  • нарушения ночного сна, резкие и выраженные нарушения аппетита;
  • эпизоды самоповреждений и указание на возможность их совершения, высказывания о возможных агрессивных, суицидных намерениях;
  • явные трудности в усвоении школьной программы, жалобы на трудности сосредоточения, явное предпочтение какого-либо вида деятельности (компьютерные игры, встречи с друзьями) с отказом от посещения школы;
  • кратковременные эпизоды явного и выраженного изменения в поведении с дальнейшей самостоятельной нормализацией, эпизодические уходы из дома, появление внезапной сонливости, подозрение на пропажу в доме ценных вещей и денег.
Ксения Якубовская

«Аргументы и Факты»

Ученые всего мира обеспокоены негативным влиянием гаджетов на психику детей и подростков. Они отмечают расстройства внимания, нарушения памяти, депрессивные состояния, низкий уровень самоконтроля у представителей цифрового поколения. В Южной Корее появился термин digital dementia: согласно исследованиям, изменения в мозге молодых людей характерны для начального периода старческого слабоумия либо схожи с последствиями черепно-мозговой травмы.

Как и тысячу лет назад, для развития мозга нужны внешние стимулы, и чем больше их будет, тем лучше для мозга: детям необходимо познавать мир физически, а не виртуально.

Развитию цифрового слабоумия способствуют: пассивность мыслительной деятельности ребенка (поиск готовой информации в интернете); снижение двигательной и познавательной активности (мир сжимается до экрана планшета или смартфона); уменьшение времени сна, которое используется мозгом для обработки информации. Кроме того, наблюдается нехватка сенсорного опыта: то, что раньше познавалось на вкус, при помощи обоняния и осязания, теперь познается в основном при помощи зрения – через экран устройства.

Влияние электронных средств на психику ребенка

  • Дети и подростки осваивают технику и современные технологии быстрее, чем учатся вести себя в обществе, общаться, переживать. Это создает коммуникативные трудности, приводит к замкнутости, отстраненности, неготовности вступать в контакт в реальности.
  • Современные гаджеты не требуют активизации воображения: яркие, красочные образы пассивно внедряются в сознание, из-за чего затрудняется развитие у детей творческого мышления, фантазии.
  • Переизбыток информации, получаемой ребенком при помощи электронных средств, приводит к нарушениям в эмоционально-волевой сфере, ухудшению самочувствия, неуравновешенности, бессилию перед стрессом.
  • Возможность возникновения интернет-зависимости – состояния, при котором человеку постоянно требуется быть «в Сети», неспособность различать реальность и виртуальность, чересчур глубокое проникновение в виртуальный мир.
  • Ребенок не умеет занять себя – он часто пребывает в состоянии «скуки», так как привык к готовым развлечениям.

Печально, но многие родители идут по пути наименьшего сопротивления, давая маленькому сыну или дочке в руки гаджет: пока нет времени заняться ребенком, пусть поиграет – так спокойнее. Это, безусловно, проще. Но только лишь пока.

Что делать?

  • Приобщать ребенка к продуктивным видам деятельности: рисованию, чтению, занятиям музыкой или спортом.
  • Прекрасно, если у ребенка будут домашние обязанности, закрепленные за ним, например, уход за питомцем. Это не только поможет отвлечь чадо от компьютерных игр и социальных сетей, но и будет способствовать воспитанию ответственности.
  • Развивать чувства ребенка поможет природа. Это отличное противоядие от «машинной цивилизации».
  • Поддерживать в семье традиции живого общения: совместные вечера чтения, просмотр фильмов с последующим обсуждением, общие увлечения, семейные путешествия.
  • Поддерживать активность ребенка в создании им круга общения, проявлять интерес к его друзьям, их способам проведения досуга.

В один день исправить ситуацию невозможно, но абсолютно всем родителям по силам развивать с детьми мелкую моторику: когда ребенок пойдет в школу, эти навыки должны быть развиты, чтобы обучение не было связано с большими трудностями. Пусть дети как можно больше работают руками и развивают пальчики. Какие интересные и нужные вещи могут делать детские ручки! Усидчивость и терпение – сопутствующие навыки мастерства – очень пригодятся малышам в будущем.

Подросткам тоже необходимо работать руками. Девочкам будет интересно рукоделие: вязание, плетение, шитье. Парней необходимо приучать делать мелкий ремонт в доме, пробовать заинтересовать их моделированием, конструированием. У детей обязательно должны развиваться практические (не виртуальные) навыки.

Надо заметить, что ученые выступают не против гаджетов в принципе, а против раннего приобщения к ним. Проводя аналогию, Л. Стрельникова пишет о том, что мы не позволяем ребенку управлять автомобилем, но разрешаем пользоваться компьютером, хотя он устроен значительно сложнее, нежели автомобиль.

Полностью оградить ребенка от компьютера в современных условиях видится не только чрезмерным, но и неправдоподобным. Важно воспитывать в детях качества, позволяющие им находить радости в реальном мире, восхищаться его красотой и многоликостью. Ребенок, счастливый в реальном мире, пользуясь достижениями мира виртуального, не станет его рабом.

Маргарита Логвинова

Я - родитель

За ненадлежащее исполнение своих обязанностей сегодня родителей могут оштрафовать на сумму до пяти тысяч рублей. А в отдельных случаях горе-родителей ждет административный арест до пяти суток. Равнодушие к собственному ребенку может закончится катастрофой. Но в современном родительстве сегодня наметилась другая крайность - излишняя забота о ребенке, которая грозит появлением очередного поколения инфантов.

В международном сообществе учителей WeAreTeachers появилось угрожающее сообщение: "Если вы оберегаете ребенка от конфликтов и решаете примеры по алгебре после работы, то, возможно, вы - родитель-"газонокосилка". Такие родители мешают ребенку осваивать жизненное пространство и преодолевать трудности. Есть еще родители-"вертолеты", которые заняты бесконечной заботой о своем чаде, что в общем-то то же, что и "газонокосилки". Но это у них. А что у нас?

"Вертолет - какая мрачная метафора", - смеется психолог Сергей Алексеев. По его мнению, термин "гиперопека" более удачен. "Гиперопека - это когда родительское внимание смещено в сторону безопасности и чрезмерной вовлечённости в каждый шаг ребенка. Часто таким образом родители отыгрывают свою собственную тревожность, порой "закармливая" заботой, дефицит которой, возможно, когда-то испытывали сами. Так или иначе, в большинстве случаев это про особенности родителей, а не про потребности ребенка"", - поясняет психолог.

Нельзя сказать, что гиперопекающий родитель - это явление ХХI века. В прошлом веке, к примеру, таких детей и их родителей высмеивали детские поэты. Помните, "Он растет, боясь мороза,/ У папы с мамой на виду,/ Как растение мимоза/ В ботаническом саду".

В советских кинофильмах дети в пять лет гуляют одни во дворе. Сегодня первоклассников выгуливают родители и не считают это гиперопекой. "Да, в нашем детстве все было по-другому, мы гуляли с ключом на шее, но сегодня другие времена. Гулять в одиночестве сегодня не безопасно, ребенок не должен оставаться без присмотра до определенного возраста", - убежден Сергей Алексеев. Но вот конкретный пример - девятилетнюю Аню собирает мама. Девочка может забыть надеть шапку или свитер, поэтому мама бежит со всех ног в школу, пробирается в раздевалку и одевает любимую дочку. Анечка робко шепчет: "Мама, я сама!", но мама не слышит и называет это заботой о ребенке. Если вы оглянетесь по сторонам - очень заботливых мам сегодня много. Они возят подросших детей в колясках, кормят с ложечки, носят на ручках, делают уроки, не позволяют им мыть посуду (обольется же!) и т.д.

- Современные родители словно между Сциллой и Харибдой, - пытается защитить гиперзаботливых родителей Сергей Алексеев. - С одной стороны, они несут ответственность за безопасность ребенка, а с другой стороны, должны вовремя давать ребенку шанс становиться самостоятельным и учиться общению. Где кончается забота о безопасности и начинается гиперопека? Конечно, девятилетний ребенок давно умеет одеваться сам. Если девочке не дают этого делать, то это говорит нам об особенности мамы - ей хочется быть очень заботливой, сделать еще больше для ребенка за счет тех функций, которыми ребенок владеет уже сам. Мама немного жадничает, отнимая у ребенка то, что он может сделать сам. Вместо того чтобы сказать себе: "ну чего я так беспокоюсь, ведь она в состоянии надеть носки, ботинки", успокоить тревогу внутренними средствами, мама делает самое простое - одевает сама. Когда ребенок растет, многое проще сделать за него самому, но это не всегда хорошо, - заключает психолог.

Что будет с Анечкой дальше? Самый удачный вариант, что мама когда-нибудь отстанет, ребенок облегченно вздохнет и благополучно будет все делать сам. "Предсказать сложно, - осторожничает Сергей Алексеев. - Может пострадать навык заботы о себе. Это не значит, что Анечка в 30 лет будет сидеть дома на шее у мамы. Возможно, она будет склонна пойти на ту работу, о которой заранее побеспокоится мама, и ей будет трудно ее поменять, она будет несколько инертна".

Мама немного жадничает, отнимая у ребенка то, что он может сделать сам

Быть равнодушным и невключенным в жизнь ребенка - страшно. Чрезмерно следить за ним - опасно. Есть такое понятие - ответственное родительство. "Это не слишком определенный термин, как бы включающий в себя все хорошее, что родители могут дать детям, - говорит Сергей Алексеев. "Некий баланс между заботой о безопасности и вниманием к развитию ребенка, включая его самостоятельность и социальные навыки".

Татьяна Владыкина

"Российская газета"

Взгляды современных родителей и старшего поколения на вопросы воспитания детей во многом разнятся. Заботливые бабушки и дедушки считают, что их внуки растут в атмосфере вседозволенности и безнаказанности, а «прогрессивные» родители находят взгляды старшего поколения слишком консервативными и старомодными («сейчас детей не наказывают», «ребенок должен расти свободной личностью»). Именно на этой почве в семьях довольно часто возникают противоречия, а порой и конфликты.

Взгляды на воспитание менялись под влиянием общественных изменений, чтобы в полной мере соответствовать требованиям общества. Сейчас востребованы активные, самостоятельные, целеустремлённые молодые люди, а формирование этих качеств во многом обусловлено стилем воспитания в семье. Терпимость по отношению к ребенку, уважение к нему, принятие его со всеми достоинствами и недостатками – вот что необходимо для воспитания свободной, активной личности, а для этого не бойтесь хвалить и баловать ребенка.

Баловать – нарушать границы или делать приятное?

Слово «баловать» известно с IX века и означает «потворствовать прихотям, капризам кого-либо (ребенка), а также доставлять удовольствие, делать приятное».

Так как же надо детей баловать – нарушать границы, позволять больше, чем нужно, или делать приятное? «Я дочери ни в чем не отказываю. Детей надо баловать – тогда из них вырастают настоящие разбойники», – говорит Атаманша в «Снежной королеве». Это сказка, но в ней намек: так баловать детей мы не будем.

Думаю, любой родитель, желая побаловать свое чадо, хочет порадовать его, возможно, нарушая границы и потворствуя прихотям. Но важно контролировать этот процесс. Отсутствие контроля и правил при воспитании порождает невоспитанность и вседозволенность.

Существует выражение «баловень судьбы», обозначающее счастливого везунчика, но никак не плохо воспитанного человека. Детей обязательно надо баловать, но… Здесь актуален вопрос о том, как правильно это делать. Рассмотрим несколько основных правил.

Как баловать ребенка

Балуйте ребенка нематериальными вещами: своим вниманием и заботой о нем. В современном мире, где родителям приходится много работать, они зачастую пытаются компенсировать нехватку внимания дорогими подарками детям и походами с ними в развлекательные центры. Стоит помнить о том, что компенсация нематериальных ценностей материальными невозможна. Сколько бы дорогостоящих игрушек вы не купили ребенку, он не будет чувствовать вашего тепла.

Чаще хвалите ребенка. Похвала является мощнейшим стимулом нравственного развития ребенка. Психологи считают, что за день ребенок должен слышать больше похвал, чем замечаний. Хвалите ребенка даже за незначительные его достижения, но по делу, а не за глупости.

Устанавливайте границы. Совершенно неправильно занимать авторитарную позицию по отношению к детям: «Я сказал, а ты делай». Не демонстрируйте свою власть над ребенком – это ведет к отчуждению. Баловать – значит позволять свободу выбора: можно всё, что внутри границ, которые контролируют родители.

Переживайте с ребенком его чувства: интересуйтесь его мыслями, обсуждайте эмоции, сопереживайте при неприятностях. Родительская поддержка и понимание не разбалуют ребенка, а сформируют доверие и привязанность.

Живите вместе с ребенком: дарите свое общение и делитесь впечатлениями, а также делайте с ним всё, что можно делать вместе. Учитесь слышать его мнение.

Итак, баловать ребенка – это не значит идти во всем у него на поводу, а радовать его, предоставляя свободу, но разумно ограничивая его действия и формируя тем самым самостоятельность и ответственность в принятии решений.

Ребенок – счастье и радость родителей. Любите его, балуйте и радуйте. Только помните, что своим отношением к нему и его поступкам вы строите его будущее. Счастливое будущее.

Татьяна Богачева

Я - родитель

Педагогика построена на необходимости создания условий для воспитания, обучения, образования. Кажется, что условия – это один из важнейших компонентов. И вряд ли с этим поспоришь. Однако все чаще мы слышим об ошибках воспитания в семьях, где были созданы все условия для развития детей. Широкие возможности не только не приносили положительных результатов, но и вызывали обратный эффект. Почему? Давайте разбираться.

«Серебряная ложка»

Термин «синдром серебряной ложки» перекочевал из западной психологии, где с проблемами воспитания детей из богатых семей столкнулись уже довольно давно. Это понятие обозначает пассивность, неспособность ставить перед собой высокие цели, ориентация только на материальные ценности. Дети, «зараженные» этим синдромом, не стремятся к знаниям, смысл их жизни – в удовольствиях. Они не способны на высокие чувства, но не в силах пережить отказа или разочарования. В лучшем случае из такого ребенка вырастает потребитель. Худшие варианты мы, к сожалению, наблюдаем в криминальных новостях: передозировки наркотиками, гонки на автомобилях, жестокие игры, суицидальные попытки.

Почему это происходит?

Все и сразу. Родители создают ребенку условия для развития в соответствии со своими возможностями. А если возможности безграничны? Значит, ребенку никто ни в чем не будет отказывать. Все желания будут удовлетворяться, все прихоти исполняться, причем немедленно.

Дети, которые привыкли получать все и сразу, не умеют мечтать, желать, ждать, терпеть, стараться и добиваться.

Обязательно наступает момент, когда желать и хотеть уже нечего. Этот момент называется пресыщением. За ним следуют скука и пустота. Последнее может заполняться чем угодно, порой острыми ощущениями.

Сверхмера. Родители хотят, чтобы их дети жили лучше. Это нормальное желание и стремление. Поэтому ребенок воспринимается как инвестиционный проект. Он просто обязан быть лучшим, так как для его развития создаются все условия: лучшие педагоги, развивающие занятия. Потом будут лучшие школы, репетиторы, дополнительные занятия в студиях и спортшколах. Мы учим детей всему тому, о чем сами мечтали в детстве, что не смогли получить, или тому, что считаем модным, престижным и перспективным. Хочет ли этого ребенок? Это не обсуждается, ведь он еще не способен понять, что ему нужно, зато «потом спасибо скажет».

За ребенка планируется все: темп, режим дня, расписание. Он просто подчиняется всему, что говорят: едет в школу, потом на каток, в бассейн или на занятия английским. Сначала в перерывах он пытается заниматься тем, что ему интересно (пение, рисование, стихи), но эти порывы гасятся постоянной спешкой и другими занятиями. Дети устают не столько от самих занятий, сколько от темпа и требований окружающих.

К подростковому возрасту дети начинают бунтовать против такой жизни. Интересно то, что они не могут предложить альтернативу этим занятиям. Все желания давно угасли в детстве: им ничего не нужно и не интересно.

Откуп или компенсация. Большинство родителей, стремясь всем обеспечить детей, много работают. Детьми занимаются педагоги и репетиторы. Свою любовь к детям папы и мамы часто проявляют не в задушевных разговорах и постоянном внимании, а дорогими подарками и выполнением прихотей.

Честно говоря, большинство родителей откупается от детей. И чем старше ребенок, тем больше размер компенсации, и дети привыкают, что любовь имеет денежное выражение. Стоит ли ругать их за неспособность к высшим человеческим чувствам, если даже самые дорогие для них люди не проявляют их по отношению к собственным детям.

Дети, привыкшие к материальному проявлению любви, вырастают равнодушными, эгоистичными и расчетливыми.

Что делать?

Если вы наблюдаете у своего ребенка «синдром серебряной ложки», то следует признать свои ошибки и начать их исправлять.

1. Ограничения. Ребенок должен иметь запреты. При этом держать свою позицию надо до конца. Границы нужно четко устанавливать, но так, чтобы не задеть детского самолюбия:

  • «В этом пока нет необходимости»;
  • «Мы не можем пока себе этого позволить – возможно, позже»;
  • «Нужно подождать»;
  • «Я могу это сделать, если ты…».

Как видите, прямого отказа нет, но есть мотивация, а это гораздо важнее.

2. Свобода. Обязательно предоставьте ребенку свободное время. Пусть он сам учится планировать его, находить себе занятия, формировать увлечения. Иногда дети просто бездельничают, иногда общаются с друзьями в интернете, но в любом случае реализуют себя: в игре, общении, любимом занятии, ничегонеделании.

3. Любовь. Ребенка нужно любить, тогда он вырастит любящим человеком. Дарите ему тепло, участие и ласку, не ожидая в ответ побед, успехов и достижений. Учитесь радоваться и огорчаться вместе с ребенком, переживайте вместе его жизнь. Не заменяйте себя подарками. Ни один даже самый дорогой гаджет не заменит близких людей.

Кажется, что это сложно. Гораздо проще не спорить с ребенком, а выполнить очередную прихоть, ограничить его жесткими рамками и знать, что он целый день занят, откупиться дорогой вещью и освободить себя от общих выходных. Последствия таких действий мы уже видим.

Ограничения, свобода и любовь – три кита, на которых строится правильное воспитание. Наберитесь терпения и сил – результат обязательно придет.

Светлана Садовникова

Я - родитель

После керченской трагедии в соцсетях неожиданно появилось сообщество девушек, влюбленных в убийцу Рослякова. За сильный поступок и протест против несправедливостей жизни. О том, что скрывается за этим явлением, рассказывают эксперты "РГ".

- Корни явления "невест Брейвика" или теперь вот керченского убийцы вовсе не в любви, а в "эмпатии", то есть в "будто бы сочувствии", а по сути, в его эрзаце, - считает профессор Института психологии МГППУ и РГГУ Владимир Кудрявцев. - Стоит внимательнее присмотреться к "никам" "невест" - им 13-17 лет, они могут быть и почти отличницами и хулиганками, но их объединяют три ключевые вещи - подростковое фрондерство ("я не такая, как все"). Оно, как правило, - следствие низкой самооценки, а она идет от психологической травмы, полученной в детстве и не нашедшей решения.

Как полагает Кудрявцев, такие девочки, недолюбленные мамами и папами, "чокнутые" для мальчиков-ровесников, в соцсетях вынуждены делать вид, что тоже отвергают их. В отместку "невесты" создают "воздушные замки" с "брейвиками" и прочими носителями социального "хайпа".

- В молодости есть такое время - один психоаналитик называет его "монашеским периодом", - когда мальчики и девочки не признают друг друга и противостоят, как монашеские ордена, - рассказывает психолог Ольга Маховская. - Это время активного взаимного презрения друг друга, девочки мальчиков презирают за то, что они салаги - слабые, робкие, не способные на поступок. А мальчики - девочек за то, что они болтливые и не очень умные. Причем девочки, опережающие мальчиков в этом возрасте по части адаптации к жизни и понимания человеческих отношений, презирают их активнее.

Чтобы выйти из "монашеского периода", нужен герой. И девочки, продолжая думать: "мальчики плохие", вставляют в свои мысли: "но есть некоторые". И эти "некоторые" сразу превращаются в героев. Причиной такой подростковой героизации обычно становится сильный поступок. К нашему ужасу получается, что не важно, какой - с моральной точки зрения, главное - сильный.

По словам Ольги Маховской, объяснить ситуацию помогают наши и западные исследования, показывающие неожиданно высокий уровень агрессии молодых женщин в сетевых сообществах.

- Мы недавно проводили такое исследование и обнаружили молодых женщин - просто фурий, - рассказывает она. - Причем в закрытых группах молодых мам, в которые мы входили через специальные тесты. В них стоит мат-перемат и агрессия зашкаливает. А это молодые женщины, которые только что родили и ходят с колясками.

Их объединяют фрондерство, низкая самооценка и психологическая травма, полученная в детстве

При этом, позамечанию психолога, они отнюдь не принадлежат к низкой социальной среде.

- Выяснилось, это истероидная агрессия. Некая демонстрация общего протеста против реалий обычной жизни, которые часто горьки и скучны. Тем более что это девчонки, которые не могут ни набить кому-то морду, ни сказать "я против" своему отцу - он же может отказать дочери в содержании. И это нереализованное несогласие бешеными потоками выливается в Сеть.

Но эта демонстративная агрессия лишь канал их социальных страхов. Взрослым эти страхи могут показаться смешными, но у девочек это страх, что ее не оценят, что ее НЕ ВЫБЕРУТ, что у нее не будет настоящей жизни, серьезен. Это "страх, что ты проиграешь", а подростки очень боятся проиграть, уверена Ольга Маховская.

И из этого круга подростковых проблем рождается дикая игра в героя - настоящего мужика. И керченский убийца тоже может показаться таким - из-за крайности поступка. Этот малый пошел ва-банк и стал якобы "звездой". Ну и пусть, что такой ценой. Вообще есть современный страх не "зазвездить". И он так канализируется: в объявлении себя обожательницами Рослякова.

Почему они не думают о себе как о его возможных жертвах? Почему не сочувствуют погибшим и их близким? Потому что "подростковое" отношение к жизни все-таки особенное и часто не совсем нормальное.

- У нового поколения "Z" нет кумира на всю жизнь, - говорит его исследователь, директор проекта "Новое поколение", социолог ФОМ Лариса Паутова. - Сейчас социологи и маркетологи замечают, что у молодых людей "кумир" - это человек, который может быть интересен в "данный момент". Это не значит, что он его почитает, восторгается, уважает, с восхищением относится. Это сиюминутный интерес. И он не обязательно связан с падением нравственности. Скорее - с увеличением потока информации: блоги, видео, соцсети. Параллельно у них может быть несколько героев, к которым они не так прилипают душой и судьбой, как это делали старшие поколения, у которых кумирами были Евтушенко, Визбор, Цой и даже Данила Багров.

Естественно, общество должно настораживать, когда отдельных индивидуумов вдохновляет человек, который совершил страшное преступление, считает Лариса Паутова. Влюбленность в убийцу - плохой сигнал. Но это возраст, когда молодые люди не всегда понимают всю серьезность своих поступков или, например, ответственность за свои сообщения в Сети. Им нужно объяснять, что за написанное и сказанное надо нести ответственность. Как бы ни было оскорбительно для наших чувств появление таких условных "невест Брейвика", с ними нужно разговаривать, ясно артикулируя мораль, считает психолог Ольга Маховская, им надо ясно сказать: вы можете чувствовать что угодно, но есть родные и близкие погибших - это неизменная нравственная карта местности после керченской трагедии. И все.

Откуда он взялся керченский убийца?

- Я думаю, что у Рослякова был сильный страх смерти, - считает психолог Ольга Маховская. - Это только странным поклонницам кажется, что он его пересилил.

А взрослый человек понимает, что у него всего скорее был сорван и провален отцовский авторитет, поэтому его никто ничем не мог остановить. Что он, как один мужчина в семье, был перегружен ожиданиями и давим страхом, что не справится с ответственностью, не выдержит и не станет звездой и жизнь пройдет напрасно. Если у человека не получается быть звездой, "так, чтобы все ахнули", у него возникает нарциссическая травма. Она переживается почти как клиническая смерть: у человека сужается сознание, он ничего вокруг не видит. И не знает, как из этого выйти.

Татьяна Владыкина, Владимир Емельяненко, Елена Яковлева

"Российская газета"

Трагедия в керченском колледже высветила много проблем. Одна из важнейших: за психическим здоровьем детей в учебных заведениях если и следят, то не всегда и не везде. Так, сейчас о "керченском стрелке" и преподаватели, и однокурсники говорят как об агрессивно настроенном и очень замкнутом молодом человеке. Вопрос: почему на это никто не обратил пристального внимания раньше?..

Теоретически в школе могут вычислить проблемного ребенка классные руководители и школьные психологи. Но с последними - как повезет. А учителей нередко больше волнует "эффективность" ребенка, его оценки, а не душевное состояние.

Эксперты единодушны: необходим постоянный мониторинг психологического состояния подростков. И сейчас во многих российских школах начали проводить специальное тестирование учеников. Но во что это может вылиться, нам рассказала читательница "РГ", сын которой учится в десятом классе одной из школ. "Я сегодня за Лизу из седьмого класса отвечал на психологический тест, и за это мне поставят пятерку по информатике, - заявил маме сын. И пояснил: учитель на последнем уроке попросил добровольцев принять участие в тестировании, с которым до этого плохо справились семиклассники. Вернее, его завалили с треском 80 процентов "тестируемых".

Что же случилось? Всего предлагалось четыре варианта ответа: "да", "скорее да", "нет", "скорее нет". Но, например, на вопрос, являешься ли ты футбольным фанатом, оказывается, нужно было отвечать только отрицательно. Среди других вопросов запомнились такие: бьет ли тебя отец, интересуется ли мама только твоими школьными достижениями, есть ли у тебя друзья.

В общем, ответы семиклашек, видимо, слишком разошлись с тем, что от них ожидали. И школа, чтобы исправить ситуацию, подключила к заполнению тестов старшеклассников.

- Сына и его одноклассников предварительно проинструктировали, как нужно отвечать на более чем 80 вопросов, - возмущается мама. - Для моего ребенка тестирование напоминало игру: ведь отвечал-то он не за себя, а за незнакомую девочку. А вот меня вся эта профанация заставила серьезно задуматься, что на самом деле школа, где дети проводят большую часть дня, знает о них, помимо оценок в школьном журнале.

Сегодня психологи есть далеко не во всех школах.

- Ставки планомерно сокращаются, - рассказала Оксана Мыц, больше десяти лет проработавшая психологом, а затем пять лет завучем в одной из престижных гимназий Екатеринбурга. - У нас в гимназии почти на тысячу учащихся работает только один специалист, хотя пять лет назад было двое. Но даже в таких условиях психолог, тем более когда он работает в тесной связке с классным руководителем, конечно, должен обратить внимание, если происходит что-то неладное. Особенно если несколько ребят травят одного. Должно насторожить, если подросток совсем один, если у него нет друзей.

В деятельности школьного психолога есть важный аспект: по закону он не может начать работать с подростком напрямую. Только с согласия родителей. И проблема в том, что далеко не каждый из пап-мам прислушается к специалисту. Нередко предпочитают отмахнуться: мол, ерунда.

30 тысяч школьных психологов работают сегодня в России

- Родители неохотно обращаются к школьному психологу, потому что не хотят выносить сор из избы. А вот дети, бывает, приходят. Просят помочь справиться со своей злостью, - говорит школьный психолог из Волгограда Светлана Сыпкова. - Психолог учит социально приемлемым способам выражать эмоции. Я выступаю как профессиональный друг, с которым можно поделиться и получить совет.

По ее словам, в помощь специалисту есть разные методики. Но никто не даст стопроцентную гарантию: это просто эпатаж или реальная угроза. Сигналом могут быть и рваные джинсы, и волосы зеленого цвета. Так подросток хочет выделиться. Бывает обратное стремление - слиться с фоном: темная одежда, капюшон, надвинутый даже в теплую погоду...

- Если нет доверия со стороны родителей психологическим службам, специалисты все равно должны дать рекомендации, куда и к кому обратиться, тогда ответственность за своевременную и необходимую помощь лежит уже на родителях, - уверена замдиректора по научно-методической работе новосибирского лицея № 12 Марина Колотова.

Часто слышишь о том, что школа сегодня не воспитывает, а только предоставляет образовательные услуги. Но, к счастью, далеко не везде дело обстоит именно так. Адреса положительного опыта есть, и немало.

В Ростовской области психологи работают практически в каждой школе. В штате одной из них - сразу два таких специалиста. В их обязанности входит тестирование учащихся с первого класса, консультации родителей. Не только по необходимости, но и по их желанию. А чтобы был результат, отмечает мама старшеклассника Екатерина Рыкова, разовой беседой здесь не обойдешься.

Однако факт остается фактом: чаще всего должность психолога совмещает учитель-предметник, проучившись на курсах повышения квалификации в пединституте в лучшем случае 9 месяцев.

- За это время нельзя постичь даже азы психологии, - уверен бывший школьный психолог Андрей Медведев. - Инструменты, которые школьный психолог использует для работы с детьми, наиболее простые. В основном это незамысловатое тестирование. На более сложную работу у школьного психолога нет ни знаний, ни времени, львиная доля которого уходит на всевозможные отчеты и планы.

И добавляет: изменить ситуацию можно, если назначать, скажем, на должность завуча по воспитательной работе именно психолога, который, как и завуч по учебной работе, был бы правой рукой директора.

На школьного психолога приходится более 800 учеников. По одним оценкам, уже хорошо, если будет 500, по другим - даже 200 детей - уже много

Другой вариант решения проблемы предложили в Ростове-на-Дону: там внедрили практику преподавания знаний психологии классным руководителям. Обучение проводят сотрудники городских центров психологии.

- К примеру, один из тренингов по формированию детского коллектива направлен на создание позитивной атмосферы среди учащихся: чтобы в классе не было группировок и детей, находящихся в психологической изоляции от сверстников, - объясняет директор муниципального центра психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи Ольга Суханова.

Член Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии Екатерина Дударева отмечает: у школьного психолога должны быть навыки клинического психолога. Часть детей, совершивших известные акты массовой агрессии, страдали от психических расстройств, которые не были вовремя выявлены.

- Школьный психолог может сообщить родителям о тревожных симптомах и после вести ученика параллельно с психиатром, который назначит медикаментозную поддержку, - говорит Екатерина Дударева. - Он может предотвратить трагедию, если речь идет о доведенном до отчаяния подростке, которому не к кому обратиться за помощью. Думаю, нужно составить протокол действий школьного психолога. Это должен быть очень четкий, этически выверенный документ. Ведь подобная жалоба может быть обоснованной, а может стать просто инструментом для сведения счетов с неугодным одноклассником.

Компетентно

Текст: Ксения Колесникова

Процесс возвращения психологов в школы нужно ускорить. Об этом заявила министр просвещения Ольга Васильева. "Психолог должен быть буквально в каждой школе", - подчеркнула она.

Первые шаги уже сделаны: в России принята Концепция развития психологической службы в системе образования, которая должна быть реализована к 2025 году. Создан Федеральный ресурсный центр на базе РАО, который будет координировать работу региональных центров. Создан институт внештатных специалистов-психологов в федеральных округах и регионах. Запущен современный дата-центр, где будет собираться информация о результатах масштабных национальных исследований в области развития и психического здоровья школьников.

Кроме того, к концу года должна быть запущена виртуальная платформа. В ней для школьных психологов будет единая база тестов, опросников и других "рабочих инструментов". Что особенно важно, все они пройдут экспертную проверку: эффективность будет доказана реальными исследованиями на базе российских школ. О перспективах развития психологической службы в России "РГ" рассказала одна из разработчиков концепции, член-корреспондент РАО, завкафедрой возрастной психологии факультета психологии МГУ, доктор психологических наук Ольга Карабанова.

Сколько сейчас в России школьных психологов?

Карабанова: Примерно больше 30 тысяч. На одного специалиста - более 800 учеников. Так что психологов, конечно, не хватает. Причин несколько. Во-первых, недостаток финансирования, который особенно остро школы ощущали в 90-е годы. Тогда у директора стоял выбор: или учитель-предметник, или психолог. Во-вторых, работа эта очень непростая, и далеко не каждый может с ней справиться. По одним оценкам, уже хорошо, если на одного психолога будет 500 школьников, по другим - даже 200 детей - уже много. Но эта цифра для нас пока недостижимый идеал.

Да, прием на бюджет для будущих школьных психологов в вузы немного увеличился. Но массового выпуска новых специалистов придется ждать еще несколько лет. И не факт, что они пойдут работать в школы: пока - чуть больше половины. К сожалению, до сих пор зарплата школьного психолога остается существенно ниже, чем у педагога. А нагрузка зачастую ничуть не меньше.

Нужно ли менять программы подготовки школьных психологов?

Карабанова: Программы в вузах включают базовую часть (это фундаментальная подготовка) и вариативную. Вторую часть любой вуз может менять, исходя из социальных запросов и проблем, с которыми психологи сталкиваются все чаще: это насилие, агрессивное поведение в школах. С учетом новых вызовов должны меняться не только программы для студентов, но и курсы повышения квалификации для уже работающих специалистов. А этот процесс требует серьезной работы - подготовки учебно-методических материалов, преподавателей. И далеко не каждый вуз или региональный центр может адекватно с этим справиться.

Федеральный ресурсный центр - в помощь?

Карабанова: У него три важнейшие функции. Это курирование, организация работы региональных центров психологической помощи. Это накапливание и тиражирование лучших практик, опыта работы с детьми. Это непосредственная работа со специалистами. К сожалению, пока в России нет единой системы повышения квалификации школьных психологов, нет единых стандартов оказания профессиональной помощи. И, наконец, создание информационных ресурсов... Всем этим будет заниматься ресурсный центр.

Какие еще проблемы есть?

Карабанова: Самое главное: даже если на одного психолога будет приходиться 20 детей, все равно он один не сможет решить все проблемы ребенка. Нужна система, в которую будут включены и социальные службы, и школа, и комиссии по делам несовершеннолетних, и система допобразования, и детские, и молодежные общественные организации. Все это должно работать комплексно и эффективно.

Мнение

Текст: Владимир Емельяненко , Ксения Колесникова

Владимир Кудрявцев, профессор Института психологии РГГУ и МГППУ:

- Случай, о котором рассказала читательница "РГ", никакого отношения к качественному психологическому тестированию не имеет. Это анкетирование, причем самодеятельное. И когда ему пытаются придать статус "репрезентативности", это скорее похоже на меры дисциплинарного воздействия. В конце 80-х годов известный психолог Александр Асмолов провел колоссальную работу по появлению в школе психологии как исследовательской науки, изучающей индивидуальность ребенка. Он четко зафиксировал роль школьного психолога и сформировал принцип его работы в школе: посредник между взрослым миром и детьми. Но кризис 90-х не дал развиться этой парадигме. И в школьные психологи "переквалифицировались" разные люди. Есть среди них и профессионалы. Но при содействии руководства образовательных учреждений, часто не знающих, в каком направлении развивать психологию в школе, поскольку по-прежнему нет инструментария, они сводят роль психолога до уровня "правильного" написания отчетности подконтрольным органам и до работы по совместительству - учителями-предметниками. Отсюда - анкетирование и отношение к психологии как к статистике, а также низведение психолога до уровня "борца" за показатели благопристойности. Это опасно тем, что вместо науки школьная психология может стать способом манипулирования.

Варвара Делибалт, доцент факультета юридической психологии МГППУ:

- Именно учитель может первым заметить, что ребенку нужна помощь психолога. Тут мощным подспорьем станет Навигатор профилактики отклоняющегося поведения, разработанный нашим университетом специально для педагогов. Из него, например, можно узнать список популярных у школьников, но смертельно опасных увлечений: зацепинг, руфинг, экстремальное селфи и другие…

Каждый вид девиантного поведения (рискованное, суицидальное, зависимое и другие) имеет свои признаки. Может проявляться в виде физического или психологического насилия, направленного на учеников или учителей, в том числе и в интернете.

Если ребенок постоянно в подавленном настроении, сторонится одноклассников, избегает массовых мероприятий в школе, негативно реагирует на сигнал нового сообщения на смартфоне, наносит себе порезы, ожоги и т.д. - все это должно настораживать. В некоторых случаях именно длительная травля становится одним из факторов, когда жертва, не получая помощи, выплескивает свое состояние в агрессивных действиях.

Необходимо подбирать чувствительные тесты, позволяющие своевременно помочь ребенку. Есть и отечественные разработки, и зарубежные. Однако существует острая потребность в масштабных исследованиях современного детства, выстроенных по единой схеме на территории всей страны.

Ольга Бухарова, Ирина Варламова, Алена Ларина, Елена Мационг, Роман Мерзляков, Наталья Решетникова

"Российская газета"

Педагог Марина Солотова о том, как каждый из нас может предотвратить трагедию в школе.

Я не знаю, что на самом деле произошло в Керчи. Я не специалист по стрельбе и взрывам, поэтому не могу опровергать официальную версию. Да и надо ли?

Факт: 18-летний парень убивал своих ровесников. Один он был или целый взвод – пусть разбираются знающие люди. Но один точно был.

Я не видела результатов психиатрического обследования этого парня. Поэтому ставить диагнозов тоже не буду. Я хочу поговорить только об одной из возможных причин. Очень возможных.

Как только дошла до нас эта страшная новость, моя дочь сказала: «У нас в классе тоже есть такой мальчик». Какой такой?!

Мальчик, которого травят. Над которым издеваются. Над которым смеются пацаны-одноклассники. И дочь сказала: «А вдруг он тоже так сделает?».

Вот этого я сейчас опасаюсь больше всего. Не того, что запретят интернет-ресурсы, пропагандирующие чего-то там такое, из-за чего дети становятся убийцами. Не того, что возле каждой школы сейчас встанет полк Росгвардии. Не того, что прекратят торговлю оружием. А того, что мальчики и девочки, которых травят, захотят прервать издевательства таким же способом.

И интернет с оружием тут ни при чем. В середине 80-х мальчик с ружьем пришел в школу, где училась моя сестра. Пришел для того, чтобы убить одноклассника, который над ним издевался. И убил. Тогда не было ни интернета, ни пособий по изготовлению взрывных устройств, ни сообществ имени Колумбайна. А был мальчишка, которого травил одноклассник, и который не смог остановить эту травлю иначе.

Сегодня на занятиях утренней группы (дети 13-14 лет) я спросила, в чем, по мнению ребят, причина такого зверства. И они хором ответили: «Травля». Они не сомневаются.

А потом я спросила, у кого в классе есть человек, которого травят. На занятиях было 12 человек. Руки подняли 12 человек.

А потом мне стало еще страшнее. Потому что четверо моих ребят начали говорить о том, что те самые жертвы травли «сами виноваты». Не так себя ведут. Не умеют общаться. Не уважают остальных (как именно надо проявлять уважение не сказали, не знают).

Долгий и непростой был разговор. Поэтому тезисно:

Нет, никому не пришло в голову обратиться за помощью к классному руководителю или школьному психологу. Потому что «Им все равно нет никакого дела», «Только хуже будет», «Она и так все знает», «А что они сделают?»

Нет, никто не готов выйти на разговор с одноклассниками, чтобы высказать свою позицию: так нельзя, это подло. Потому что тогда сам станешь жертвой.

Девочка Маша сказала, что жертва из их класса «шантажирует всех суицидом». На мой вопрос, как они будут жить, если угроза приведется в исполнение, в шоке замолчала. Потом сказала: «Мы об этом не думали»

Нашлись 3 человека, которые в меру сил поддерживают жертву. Потому что сами были в такой ситуации. И выкарабкивались тоже сами. Ни одному не помогли родители: один не решился обратиться, двоим сказали «Решай сам». Слава Богу, у них хватило сил.

Вывод: дети не готовы идти за помощью к взрослым. Не видят смысла. Не верят. Это тот самый случай, когда, в результате потери доверия к тем, кто сильнее и умнее, слабый и незрелый пытается опереться на слабого и незрелого.

Они еще маленькие, не смотря на свои 13-14 лет. Они не знают, что выход есть всегда. Они сегодня впервые услышали от меня стихотворение Высоцкого про Одного, который не стрелял. И поняли, что можно стать тем Одним. И спасти человека. Или людей. Или себя.

Я обращаюсь к тем, у кого есть дети школьного возраста (Начиная с 1 класса. Девочка Алена сказала сегодня, что ее травили всю начальную школу. «Теперь не травят, но если бы вы знали, как я их ненавижу!») Нет, не так.

Я ВЗЫВАЮ к тем, у кого есть дети школьного возраста. Поговорите с детьми. Спросите, есть ли у них в классе такой человек. С большой степенью вероятности, ваш ребенок – с теми, кто травит.

Потому что их примерно в 30 раз больше чем тех, кого травят. Узнайте у ребенка, что происходит. Какую позицию занимает он. Что он может сделать. Чем помочь жертве. Не надо дружить до гроба. Не надо ходить за руку и вместе отбиваться от обидчиков. Можно просто подойти и сказать: «Я на твоей стороне. Я сочувствую тебе и готов помочь». Можно собрать вокруг себя несколько одноклассников, которые поймут. Можно однажды встать и громко сказать: «Вы ведете себя как садисты, потому что только садистам хорошо, когда другим плохо».

Найдите возможность поговорить с родителями жертвы. Скорее всего, они просто не в курсе. Или не знают, как действовать. Или считают, что это несерьезно. Или уверены, что их ребенка это не может касаться априори.

Попытайтесь инициировать родительское собрание. Настойчиво. Потому что лучше перебдеть. Приглашайте школьного психолога, инспектора ПДН, специалиста по детской конфликтологии, Господа Бога – кого угодно, кто сможет достучаться до родителей, которые так же, как их дети, уверены, что жертва «сама виновата».

Про то, как вести себя родителям жертвы, написано много полезного. В основном, это правила грамотного ведения боевых действий. Порой на самом деле необходимо подключать тяжелую артиллерию.

Я сейчас не об этом.

И я не знаю, что на самом деле произошло в Керчи.

Я о том, что героя Высоцкого спас тот, который не стрелял.

Источник: Фейсбук Марины Солотовой

«Православие и Мир»

Изменения, происходящие с детьми в подростковом возрасте, влияют на их отношения с родителями. Мамы и папы уже не имеют на ребенка того воздействия, которым обладали раньше. Теперь на их взрослеющих детей больше влияют сверстники. Подростки отстаивают свою свободу: они хотят быть самостоятельными, пытаются выйти из-под родительского контроля и в отношениях с родителями все чаще стремятся протестовать. Чем ярче протест, тем глубже проблемы в детско-родительских отношениях, и тем больше усилий придется приложить, чтобы исправить проблемы, не решенные в детстве.

Подростки

В своем стремлении к самостоятельности подростки склонны не только отрицать то, что предлагают им родители, но и идти им наперекор. А это предполагает неприятные истории, дурные компании. Но именно такие способы они выбирают, чтобы понять других людей, и прежде всего самих себя. Противостояние родителям сопровождается сильными чувствами, проявление бурных эмоций выходит на первый план.

Во-первых, злость, потому что «отделяться» от родителей проще, злясь и обижаясь. Любовь – это всегда слияние, поэтому подросток перестает проявлять свою любовь, но не перестает ее испытывать.

Во-вторых, это страх и тревога. Подросток вступает в другую жизнь, пробует «взрослые» отношения, но действует «наугад», потому что еще не умеет и не знает как. С одной стороны, он хочет быть независимым, а с другой – боится потерять контакт с родителями, лишиться той опоры, на которую привык рассчитывать. Он хочет любви, но в то же время страшится ее, боясь быть отвергнутым. Хочет выделиться из толпы, но в то же время боится оказаться в центре внимания. Все это порождает тревогу.

В-третьих, он стыдится своих физиологических изменений, своей сексуальности, своих, как правило, надуманных недостатков.

Родители

В это трудное для подростка время есть еще одна «пострадавшая» сторона – родители. Как говорится, хуже, чем самому подростку, может быть только его родителю. Потому что он испытывает страх за ребенка и его поступки. Злость: «Да сколько можно! Чем он только думает?!» и т. д. И стыд пополам с виной: «Мы плохие родители, мы его упустили...» И сильную тревогу: «Чем это закончится?», «А если он не справится, а если не закончит школу, сопьется?», «А если она принесет в подоле?» и т.д.

И если вместо того, чтобы дать взрослеющему человеку максимум самостоятельности, родители прилагают все силы, чтобы уберечь свое любимое чадо от ошибок, указывая «как жить» и «что делать», то, скорее всего, подросток станет инфантильным взрослым, не умеющим отстаивать свое мнение и добиваться своих целей.

Более того, своевременно не прожитый и не пережитый возрастной кризис обязательно настигнет человека в более позднем возрасте. То, что в 13 лет кажется ужасным, но переносимым, в 30 может просто поломать жизнь. Вызывающее и протестное поведение на работе, беспорядочные половые связи, зависимости, тусовки и развлечения вместо семьи – вот неполный перечень проблем, которые ждут человека, не повзрослевшего в назначенный период.

Как же сохранить мир в семье и найти способы сближения с подростком?

Пути сближения с подростком

Слова одобрения. В детстве родители часто разговаривают с детьми, используя ласковые слова и интонации. С возрастом это проходит – остаются только упреки, претензии, недовольство. Надо перестраивать общение. Не приказывать, не указывать, а договариваться. Не запрещать, не качать права, а пытаться понять и подсказать.

Тактильный контакт. Всем приятно, когда их обнимают с нежностью и любовью, и взрослеющие дети – не исключение. Старайтесь обнимать подростка, прикасаться к нему, но только не на глазах у сверстников.

Время. К сожалению, современные родители перестали общаться с детьми наедине. Психологи советуют уделять разговорам с подростком не менее 15 минут в день. Родители же отмечают, что «выдерживают» не более пяти минут. В это время не надо отвлекаться на другие дела, не нужно перебивать чадо: подросток должен понимать, что в это время он для вас главный. А уж если ребенок сам хочет поговорить, то главнее дела быть не должно!

Помощь и поддержка. Когда в чем-то помогаете сыну или дочке, старайтесь не упрекать их в беспомощности и глупости. К сожалению, именно на ошибках учатся, и лучше, если дети придут за помощью к вам, а не наломают дров самостоятельно.

Уважение. Относитесь с уважением к ребенку, его решениям, его друзьям, даже если они вам не нравятся. Не давите на подростка и не обвиняйте его, а придерживайтесь границ в принципиально важных вопросах.

Подарки. Всё чаще в подростковом возрасте родители делают детям подарки «за что-то». Цель подарка – выразить любовь.

Задача родителей не только понимать особенности взросления, но и контролировать соблюдение общественных правил, подавая в этом пример. Существует большое количество литературы по воспитанию подрастающего поколения – пользуйтесь этим опытом. Приятного и лёгкого взросления вашим детям!

Ирина Иванникова

Я - родитель

Родители все спорят, что лучше – раннее развитие или обычное детство. Спортивная секция, или пусть гоняет мяч во дворе. Художественная школа, или искусство рисования на обоях. Музыкалка, или не делайте мне нервы вашей скрипкой. При этом все согласны, что классическая музыка оказывает самое благотворное влияние на развитие ребенка и не требует особых затрат, если, конечно, вы не собираетесь растить юного Паганини или Моцарта.

Кстати, о последнем. Пресловутый «эффект Моцарта» – положительное влияние музыки великого австрийца на умственные способности – был объявлен мифом. Но Моцарта, а также Шуберта, Вивальди, Бетховена, Чайковского продолжают рекомендовать мамам в ожидании чуда. А что делать, если наушники к животу приложить уже не успели, чадо выросло со своими музыкальными пристрастиями, а родители классику последний раз слушали, когда их самих в школе водили на концерт.

Зачем она нужна, классика эта? Первое и главное – это дать выбор ребенку. Популярная музыка и без помощи родителей проникнет в его жизнь, а к классике нужно привыкнуть и принять. К тому же, многочисленные исследования показывают, что классическая музыка успокаивает, гармонизирует, помогает развивать внимание и слух. Возможно, она станет решением вечной родительской проблемы «Я кричу на него, а он не слышит».

Первая мелодия

Малыши любой национальности первым делом слышат и запоминают голос матери. Колыбельные или просто напевные потешки дарят ощущение комфорта и спокойствия. Даже если у мамы отсутствует музыкальное образование, а папе наступил на ухо медведь, ритмичное чтение стишков мягким голосом - уже музыка для детского ушка. Польза от такой почти музыки огромная. Родитель, вынужденный говорит или петь тихим голосом, успокаивается сам и успокаивает ребенка. А ребенок запоминает и потом пытается повторить несложные «баю-бай» за папиным басом. Тут вам и развитие памяти, и развитие речи, и бальзам на родительскую душу при виде спящего ребенка.

Звуки вокруг

Два раза в день по два часа с коляской по парку – на этот подвиг решаются только самые продвинутые или самые активные. Но даже для тех, кто просто выставляет коляску на балкон, периодически покачивая, есть способ слышать музыку города. Попробуйте прислушаться к шуму, вас окружающему. Вот залаяла собака, мелодично свистнула птица, раздался необычный сигнал автомобиля. Обратите на это внимание малыша. Слушай! Это птица. Слушай! Это собака. Так звучит вода. Это шумит дерево. Учите ребенка переключать свое внимание на другие звуки и слышать их. Не забудьте выключить телевизор.

Знакомство с музыкой

Вместо того чтобы набирать в интернете «Моцарт классика для малышей», включайте музыку из мультфильмов. Без видеоряда ребенок вынужден подключать воображение и память, чтобы восстановить знакомую картинку. А ведь знакомым песенкам можно и подпевать. Можно устраивать игры-угадайки по первым звукам песенки или пытаться подобрать их на ксилофоне, игрушечном пианино или хоть на ложках. А потом найти те же самые мелодии, но в необычном исполнении и рассказать об инструментах. Для этого даже не обязательно обладать музыкальным образованием. Артисты сами с удовольствием рассказывают о себе, своих инструментах и программах. Вот вам и польза от бесконечного просмотра видео в интернете.

Специально для детей

От давно известных мелодий можно легко перейти к музыкальным сказкам. Помните те чудесные песни с пластинок, которые собирали всю семью у проигрывателя. Сейчас возможностей гораздо больше. Выбирайте сказки по настроению, по возрасту, по ситуации. Существуют сказки перед сном, сказки поучительные, сказки, написанные для маленьких принцесс и юных пиратов. Главное, чтобы звучала музыка. Если родители не очень разбираются в музыке, вполне можно довериться профессионалам. Великие композиторы писали специально для детей. Можно посвятить вечер прослушиванию оперы «Петя и Волк» Сергея Прокофьева или «Щелкунчика» Петра Чайковского и вместе почитать описание. Или выбрать одну из музыкальных сказок в филармонии, где рассказчик и инструменты, а подчас и увлекательный видеоряд все сделают за вас.

Выход в свет

В какой-то момент – а он обязательно наступит – драгоценное чадо пора будет выводить в свет на «серьезный» концерт. Зачем? Познакомить ребенка с музыкой в живом исполнении, чтобы потом он мог выбрать – музыка в зале или в записи, классика или джаз, народная или современная. Обставьте посещение филармонии как особый случай – красивая одежда, спокойный разговор. Оставьте рутину дома и посвятите этот вечер общению с любимыми людьми. Не торопитесь, не заводите разговоры о поведении или школе и оценках, пусть классическая музыка будет связана с приятными впечатлениями, ребенок будет вам только благодарен. Вы не просто идете слушать музыку, вы идете набираться впечатлений. Здесь все работает на это. Само здание, бархатные кресла, хрустальные люстры, сцена, артисты и, разумеется, музыка. Вы сами увидите, как сильно отличается живое исполнение от записи, и сколько эмоций это может принести. Пусть для начала это будет что-то из детских программ – небольшой концерт, чтобы не утомить, но погрузить в атмосферу искусства. Главное, выбирайте концерт по возрасту. Заодно вы вместе сделаете первые шаги в непривычном, но таком интересном обществе. Можно мысленно поставить себе галочку в графе «культурная программа минимум», а можно помочь ребенку подняться на одну культурную ступеньку выше и сделать доброй традицией совместные выходы в свет. Выбор за вами.

Елена Агапитова
Кстати:

В Сургутской филармонии как раз открылся новый концертный сезон. В репертуаре – детские программы для малышей, младших школьников и детей постарше. Все концерты проходят в воскресенье в удобное дневное время. Также интересны концерты для всей семьи, на которые можно сходить и детям, и родителям. Не откладывайте, загляните на www.sfil.ru, там уже есть программа концертов на весь сезон.

Запреты существовали всегда – без них жизнь превратилась бы в хаос. Наши предки особо не церемонились с детьми: суровые наказания были нормой даже в учебных заведениях. Сейчас для многих родителей проще разрешить что-либо своему чаду, чем искать способы правильного ограничения.

Развитие без запретов

При интенсивном развитии ребенок прорабатывает ту или иную активность, соответствующую умственной или физиологической функции. Например, примерно в семь месяцев мой сын, держась за спинку дивана, возымел привычку делать махи… головой. Я всерьез задумалась: не пора ли к неврологу? Оказалось, в этом возрасте формируется вестибулярный аппарат, и малыш с помощью активных движений головой попросту тренировал его, как космонавт перед полетом. Я могла бы запретить ему делать это, как нечто непонятное и неприятное для меня, в какой-то мере помешав его развитию.

Открывание шкафов и выбрасывание вещей, обследование столов – да много всего такого, что здоровые взрослые, как правило, не делают, а дети очень даже активно практикуют. Родителям стоит помнить о том, что маленький ребенок «знает», как ему развиваться, и для поддержания комфортного сосуществования с маленьким исследователем должны работать не запреты, а комфортная безопасная среда, в которой малыш может развиваться без ущерба для нервной системы родителей.

Бездумные запреты

Бездумные запреты – сами по себе опасная штука не только для развития ребенка, но и для детской психики. Для нормальной полноценной жизни, творческой карьеры и создания семьи взрослому человеку не обойтись без базового доверия к миру. Это очень хрупкая материя, которая с большим трудом и за немалые деньги восстанавливается в кабинетах психологов. При чем же тут запреты и как они подрывают это самое базовое доверие к миру?

Когда ребенок занят каким-то делом, он не тратит время зря, а интенсивно развивает себя, учится выживать в этом мире. Запрети котенку ловить хвостик – он не научится ловить мышку, и в дикой природе не сможет обеспечить себя пищей и погибнет. Примерно таким же образом работает этот древний природный механизм и для ребенка.

Мотивация бездумного запрещения разная. Это не только желание защитить ребенка от опасностей – чаще родителям просто удобно со спокойным послушным малышом.

Не запрещать, а переключать

Что же делать, если озорник устраивает в доме беспорядок и увлеченно портит вещи? Смотреть и плакать? Конечно, нет! Есть гуманные методы как для ребенка, так и для его родителей, которые отлично работают как в раннем возрасте, так и позже. Это отвлечение и переключение.

Если малыш радостно колотит антикварной вазой по плиточному полу, можно вполне заменить вазу пластиковой бутылкой. Таким образом, дитя проработает необходимый ему на данный период процесс (может, в доме великий барабанщик растет или гениальный строитель).

Вовлекайте ребенка в совместную деятельность удобными для вас способами. Например, если вы печете пирог, а малыш хочет участвовать – не стоит ждать, пока он перевернет все вверх дном и выпачкает и себя, и кухню, сорвав готовку. Дайте ему кусок теста, и пусть он или она «печет» свои пироги рядом с вами. Вариантов масса. Будьте творческими родителями – предлагайте альтернативные решения.

Не стоит обеднять познания ребенка, исключая из его жизни такие опасные факторы, как высокие температуры, высота и прочие опасности. Нужно научить ребенка справляться с ними и избегать их.

Праздник непослушания или страна запретов?

Должно ли детство пройти вовсе без запретов? Конечно же, нет. Ограничения – это большая часть нашей жизни, и с возрастом их число растет. Ограничения и запреты помогают сделать нашу жизнь безопасной и взаимокомфортной, а нашу деятельность – эффективной. Подрастая, ребенок обязательно должен узнавать все больше правил и запретов.

Самоограничение, самозапреты и умение остановить себя – важная составляющая развития, безопасности и гармоничной интеграции в общество.

Везде свои правила. Например: «Мы не высыпаем сахар на стол. Мы кладем его ложечкой в чай и размешиваем – вот так!»; «Мы не бросаем мусор на улице, а кладем его в урну – вот так!» и т. д. Позвольте ребенку повторить и исполнить желательную модель поведения и похвалите его. Сказано это должно быть довольно твердо, но не агрессивно.

Это сладкое слово «свобода»

Запреты важны для выработки приемлемого социального поведения – без них никуда. Приведу пример из жизни.

Недавно знакомая режиссер детского театра рассказала историю. Во время спектакля девочка лет пяти залезла прямо на сцену и начала что-то выкрикивать в зал, размахивая руками. Мама никак себя не проявила. Администратор зала поднялась к ребенку и деликатно увела со сцены в зал. Эта сцена повторялась неоднократно, и до определенного момента мама ребенка сидела на своем месте и улыбалась. Затем спектакль был остановлен, так как актеры не имели возможности играть, а маму попросили покинуть зал вместе с ребенком, так как остальные зрители теряли возможность посмотреть сказку. Мама ребенка была возмущена, так как чувствовала себя ущемленной в зрительских правах, но зал ей пришлось покинуть. Ситуация для всех оказалась неприятной. В своем аккаунте в «Инстаграм» леди выложила фото дочери, карабкающейся на сцену. Ниже подписала, что-то примерно следующего содержания: «Какая молодец, такая свободная, завидую ей, хочу быть похожей на нее!» Возможно, но, как говорится, свобода одного должна заканчиваться там, где начинается свобода другого. В данном случае ребенок нарушил ход пьесы, лишив актеров возможности качественно выполнять свою работу, а зрителей – посмотреть спектакль, ради которого они и пришли, купив билеты.

Возможно, со стороны мамы отважной в самовыражении девочки нужно применить запрет на подобное поведение ребенка и научить ее, как вести себя в театре, показав, как ведут себя более воспитанные зрители?

Если ребенку не хочется смотреть спектакль, нужно показать ей, как тихо покинуть зал и устроить свое «представление» в парке или на детской площадке. А позже отдать ребенка в артистическую студию, где она сможет гармонично развивать свои таланты.

Воспитание без запретов чревато безотказностью детей в будущем. По статистике, взрослые, которым тяжело сказать нет, воспитывались мягкими родителями. Задумайтесь, хотите ли вы, чтобы в будущем ваш сын или дочь вопреки своим желаниям соглашались с окружающими, ведь такие люди нередко бывают несчастны.

Запреты необходимы, но они должны быть стратегически правильными, чтобы не тормозить развитие растущего человека.

Майя Ишметова

Я - родитель

Психолог Мария Меркулова — о новых примерах для подражания у современной молодежи, провокаторах и нестабильности психики.

Нападение на политехнический колледж Керчи одним из его студентов унесло жизни более 20 человек. Сначала Владислав Росляков устроил взрыв в здании, затем открыл стрельбу по людям, после чего покончил с собой. Что побудило его взять в руки оружие — пока неизвестно. СМИ выдвигали догадки о неразделенной любви и недопонимании с преподавателями, однако никакой достоверной информации на этот счет так и не появилось. Также многие характеризуют студента как «тихого и спокойного». Как тихоня превратился в убийцу и можно ли было его остановить, рассказывает психолог Мария Меркулова.

Оксана Морозова, АиФ.ru: Мария, то, что произошло в Керчи — практически калька с трагедии в школе «Колумбайн». Можно ли как-то остановить подражание молодежи убийцам?

Мария Меркулова: Конечно, можно, если СМИ перестанут активно обсуждать данную тему, а в продаже будет меньше агрессивных компьютерных игр для детей. В целом, подражание — это нормально. Все мы кому-то подражаем. Просто раньше в качестве примера были не убийцы, а герои-летчики, покорители Севера и т.д. Люди всегда ориентируются на социум и те тенденции, которые в нем существуют. А сейчас очень много агрессии. Дети рождаются с чувствительной нервной системой. Плюс у них колоссальные нагрузки в школе, им даже некогда пообщаться между собой в обычной нормальной обстановке, во дворе. Все сидят по домам и для расслабления используют интернет, компьютер и телефон, буквально утопая в том количестве информации, которая есть. В такой обстановке ребенок без труда может найти себе странный или страшный пример для подражания.

— Детям сложно адаптироваться к новому информационному полю вокруг себя?

— Появилось очень много источников информации, все они доступны. Раньше мы бы не знали, что где-то что-то случилось, пока не включили телевизор. Сегодня мы вне зависимости от нашего на то желания оказываемся в этом информационном поле и как губки впитываем его. А любая информация, хотите вы того или нет, перерабатывается психикой. Не зря психологи рекомендуют ограждать себя от просмотра каких-то жестоких сцен. Даже если это просто кино. Лучше посмотреть комедию или мелодраму.

Интересная тенденция: с одной стороны, мы наблюдаем акселерацию у детей младшего дошкольного возраста. Они быстрее начинают говорить, ходить, читать. А с другой — у подростков или тех, кто находится в юношеском возрасте, нет психологической зрелости, они часто бывают инфантильными. Раньше в 18 лет парень шел служить в армию. Думал о том, что потом ему нужно будет найти работу и завести семью. 18-летние сегодня часто зависимы от игр. Они фантазируют и проявляют себя героями в придуманном мире, а не в реальном.

— Чем объясняется такая тенденция?

— Проявить себя в реальной жизни довольно сложно, экономические условия просто не позволяют многим это сделать. Нет уверенности в будущем, и это давит, ведь у психики есть потребность в развитии. В 18 лет ведущая потребность — профессиональное становление и общение со сверстниками и противоположным полом. Когда человек не может реализовать себя в этом, он ищет другие способы, иногда радикальные и жестокие.

— Почему люди, которые устраивают массовые убийства, потом, как правило, сами себя убивают?

— Для людей с искаженным восприятием это высшая степень проявления геройства. Они готовы отдать жизнь за свою идею. А еще это может быть банальный страх, когда человек не знает, что ждет его дальше и понимает всю безвыходность ситуации. Все, что начинается потом — расследование, тюрьма и т.д. пресно и неинтересно. Такие люди хотят уйти ярко.

— Студент из Керчи устроил стрельбу из оружия, на которое он получил разрешение. Получается, что тот, кто выдавал ему справку, просто не заметил никаких отклонений?

— Психическое заболевание довольно быстро распознается в беседе, если человек находится на пике его проявления. Но ведь бывают и «дремлющие» состояния, тогда сложно диагностировать отклонения. Психика — неизведанная штука. Не зря заключение о состоянии человека, которое дает психолог, действует в течение 6 месяцев. В нем всегда пишется: на момент психодиагностического обследования человек соответствует... Это ключевая фраза. Естественно, что позже может случиться все что угодно: генетика «проснется» и спровоцирует какие-то отклонения в поведении и мышлении или произойдет ситуация, повлекшая за собой стресс.

— Известно, что родители студента разведены и он жил с матерью. Развод может быть той самой ситуацией, провоцирующей стресс, о котором вы сказали?

— У нас больше 50% детей живут в разведенных семьях. Прямой связи провести здесь нельзя. Важно понимать, какая наследственность у молодого человека и в какой среде он рос. Живя с одной мамой, тоже можно выстроить хорошие и доверительные отношения. Чтобы понять истоки поступка этого мальчика, надо учитывать два этих фактора, плюс проанализировать его круг общения, увлечения. Ребенок должен быть чем-то занят. Я сейчас говорю не об обучении и бесконечных репетиторах, я имею в виду какое-то хобби для души. Нужна эмоциональная подпитка, это стабилизирует нервную систему.

— Это один из способов профилактики?

— Да, кроме того, нужно знать, с кем общается ваш ребенок. Пусть он пригласит друзей домой, так вы многое сможете узнать о нем.

— Как понять, что человек на грани?

— Резко меняется привычное состояние. Например, раньше человек был тихим и спокойным, а потом вдруг эмоции у него начали бить ключом, он стал каким-то возбужденным. Если вы в контакте со своим ребенком, это невозможно не заметить. Конечно, педагоги тоже должны наблюдать за студентами и школьниками. Иногда все можно понять лишь по тому, как ребенок задает вопросы, что он транслирует в последнее время. Мысли о суициде или о том, что все вокруг враги, нет смысла существования в этом мире, навязчивые идеи и т.д. — все это тревожный звонок.

Когда происходит история как в Керчи, обычно через какое-то время всплывают факты, что убийца открыто говорил о том, что всех убьёт, угрожал и т.д. Но мы привыкли пропускать эти слова мимо ушей. Большинство просто посмеется над фразой «скоро я вас всех убью», либо перестанет общаться с тем, кто ее сказал. Это не выход из ситуации. Проблема в том, что мы перестали внимательно относиться друг к другу и беречь тех, кто рядом. Дети могут сидеть за соседними партами и не общаться. Педагогам явно не до отношений внутри класса, они озадачены ЕГЭ, рейтингом учебного заведения, какими-то экзаменами и т.д. Родители не умеют строить диалог с собственными детьми. Именно тогда происходят подобные вещи, когда никому нет дела до другого человека и его душевного состояния.

Оксана Морозова

«Аргументы и Факты»

Как обстановка в мире влияет на состояние детей, у кого есть риск стать объектом буллинга и что нужно делать, чтобы ребенок избежал этой участи, «АиФ-Черноземье» рассказал психолог.

В Петербурге старшеклассники пытались сжечь одиннадцатилетнего мальчика с ДЦП. В Смоленске подростки жестоко избили школьника. До этого похожие случаи произошли в Пскове и Ельце. В интернете регулярно появляются новые видео с издевательствами детей над детьми. Кто виноват в том, что травля в школе стала повсеместной? Можно ли её остановить? Об этом «АиФ-Черноземье» рассказывает заместитель директора Института психологии и образования ЛГПУ им.П.П. Семенова-Тян-Шанского Елена Бычкова.

Проблема – внутри семьи

Екатерина Деревяшкина, «АиФ-Черноземье»: Елена Семёновна, раньше школьники тоже дразнили друг друга, разыгрывали, подставляли, но сегодня подростковая жестокость переходит все границы. Откуда в современных столько агрессии?

Елена Бычкова: А что тут удивительного? Вы посмотрите, сколько негатива на нас льётся с экранов телевизоров, из газет, Интернета. Дети – они как губка, всё впитывают. Чем больше в обществе агрессивных, пессимистичных настроений, тем больше в нём процветает такое явление как буллинг, иначе говоря, травля. Недавно Всемирная организация здравоохранения проводила исследование буллинга в разных странах. Оказалось, что Россия занимает одну из лидирующих позиций по частоте жалоб школьников на травлю и издевательства со стороны сверстников. Были даже приведены такие цифры: среди детей 11-летнего возраста 23% девочек и 27% мальчиков подвергались унижениям в школе два и более раза в месяц. То, что происходит, на самом деле очень страшно.

- Кто чаще всего становится жертвой травли?

- Наличие у школьника каких-то физических недостатков или внешних особенностей (худобы, полноты, веснушек и пр.) могут стать поводом для травли. Но, как правило, проблема лежит внутри семейных отношений, в тех скрытых посланиях, которые родители адресуют своему ребёнку. Он транслирует во внешний мир то, что получает в своей семье. В зоне риска дети, которых не поддерживают близкие, у них нет доверительных отношений с родителями. Да, матери и отцы могут интересоваться жизнью подростка, но лишь поверхностно – какую оценку получил, сделал ли уроки, а его внутренние переживания их не интересуют. Или, наоборот, родители осуществляют гиперопеку, то есть решают всё вместо ребёнка. Но при этом они не видят в нём главного – личности. И в том и в другом случае дети не являются полноправными членами своей семьи, им не доверяют, к их мнению не прислушиваются. Чаще всего они и становятся жертвами травли.

- А какова во всём этом роль учителя? Может он повлиять на ситуацию в классе?

- К большому сожалению, некоторые учителя своими неосознанными действиями сами подталкивают детей к травле. Например, нелестно высказавшись о ребёнке или прилюдно высмеяв его недостатки, педагог тем самым как бы даёт понять, что он поддерживает буллеров (хотя может даже не знать о том, что происходит). Вообще очень многое зависит от учителя. Если он умеет создать партнёрские отношения в классе, сплотить коллектив, увидеть личность в каждом ребёнке – травли не будет.

Отвечать или молчать?

- Как понять, что ребёнка обижают в школе? Ведь дети не всегда спешат рассказывать обо всём взрослым.

- Во-первых, ребёнок начинает замыкаться в себе. Внимательные родители сразу это почувствуют. Во-вторых, становится несговорчивым, если и отвечает на вопросы, то невпопад: сегодня одно, завтра - другое. Потому что ещё сам не знает, как реагировать на такую ситуацию. На него словно навалилась какая-то тяжесть. Ему страшно, одиноко, жизнь теряет краски. Длительное пребывание в таком состоянии опасно, так как может подтолкнуть к суицидальным намерениям.

- Как же правильно вести себя родителям, если над их ребёнком издеваются?

- Часто имеют место две крайности: взрослые или бегут сами разбираться с обидчиками или говорят – разбирайся сам, не жалуйся, дай сдачи. И то, и другое неправильно. Первое, что нужно сделать родителям, это дать понять ребёнку, что мама и папа на его стороне, что они любят его и готовы помогать. Второе - это объяснить ему простую истину: его тело принадлежит только ему, никто не имеет право его оскорблять, мучить и унижать. Если ребёнок сильно подавлен, не может пережить полученную травму, стоит отвести его к специалисту. Потом надо научить его правильно реагировать на агрессию. Любой провокатор своими действиями рассчитывает на определённую реакцию. Если он её не получает, то теряет к жертве всякий интерес. Например, один мальчик обзывает другого, а тот вместо того, чтобы бросаться в драку, отвечает ему: «Я всё равно буду обращаться к тебе по имени», и обидчик уже не знает, как себя вести. А вскоре ему просто надоест издеваться. Конечно, эффекта можно добиться не с первого раза - на это потребуется время. Потом надо обязательно сходить в школу, поговорить с другими родителями, классным руководителем. Мама и папа видят только своего ребёнка, а учитель – весь коллектив целиком и улавливает все нюансы взаимоотношений между детьми. Если ситуация принимает серьёзный оборот, нужно поставить в известность администрацию учебного заведения.

- А что делать, если руководство школы отрицает проблему?

- Обращаться выше - в департамент, в управление образования. Ни в коем случае нельзя закрывать на травлю глаза. Любое насилие, физическое или моральное, всегда травматично. Затравленные дети страдают потом всю жизнь. Это как язва, которая будет периодически кровоточить, и мешать человеку жить, строить карьеру, создавать семью.

Агрессоры страдают сильнее

- Если к психологу поведут именно ребёнка-жертву, не утвердится ли он ещё больше во мнение, что он «какой-то не такой», раз именно ему нужна помощь специалиста?

- В идеале, конечно, надо работать не с одним ребёнком, а со всем коллективом. Агрессивные дети иногда даже больше нуждаются в понимании и поддержке взрослых, чем их жертвы. Агрессия не может возникнуть сама по себе - это всегда следствие. И, как правило, всё идёт из семьи. Там ребёнка либо не замечают, он постоянно сталкивается с эмоциональной холодностью со стороны родителей, либо многократно и систематически наказывают (в т.ч. физически), в результате чего он приходит к выводу, что сила – это главное человеческое качество и в любом споре надо применять силу. Но агрессия порождает новую агрессию, а проблемы остаются. Многие родители банально не умеют разговаривать со своими детьми, они только поучают, дают какие-то наставления, а выслушать его переживания, разделить его чувства не могут. Так часто бывает, когда дети нежеланные либо нелюбимые. Не получив должного внимания в семье, они через агрессию начинают доказывать, что имеют право на существование. И пусть даже таким плохим способом пытаются завоевать родительскую любовь. Эти ребята страдают ещё сильнее.

- Что могут сделать родители, учителя, чтобы дети не оказались в такой ситуации?

- Всё просто - детьми нужно заниматься. И не от случая к случаю, а постоянно, целенаправленно. Ведь пока они обучаются в школе, происходит самый важный в их жизни процесс – становление личности. Поэтому нам всем стоит задуматься, что мы вложим в их головы. Надо постараться вырастить не просто образованного человека, а человека, у которого помимо мозгов есть ещё и сердце. Я считаю, в школах должен быть курс развития личности. Такие занятия можно было бы проводить, например, на уроках ОБЖ или в рамках Российского движения школьников. Детям нужно объяснять, что такое человеческая личность, что это самая большая ценность, когда они это поймут, таких ситуаций будет возникать значительно меньше.

Екатерина Деревяшкина

«Аргументы и Факты»